Гражданин поэт стих текст


  • Проект: "Гражданин поэт" (Поэт и гражданин). Дмитрий Быков пишет актуальный стих в манере великих русских поэтов, Михаил Ефремов читает, Андрей Васильев продюсирует.

    --- Оглавление ---

    Поэт и гражданин:

    1:  15.02.2011  Стих о женской доле  (О скандальном интервью Натальи Васильевой)
    2:  25.02.2011  Арабский вариант  (О революциях в Северной Африке и у нас в стране)
    3:  07.03.2011  Горе от ума  (О письме в защиту судебной системы, которое подписали 55 знаменитостей)
    4:  11.03.2011  Ворона и лисица  (О скандале с благотворительным фондом «Федерация»)
    5:  21.03.2011  Тряслися грозно Пиренеи  (О словах Кудрина, сказавшего, что нефть подорожает до 0)
    6:  04.04.2011  Тандем в России больше, чем тандем  (О разногласиях между президентом и премьером)
    Гражданин поэт:

    1:  17.04.2011  Граждане бесы  (О том, что наши лидеры «не исключают», что оба могут пойти на выборы)
    2:  24.04.2011  Без ансамбля  (О скандальных церковных и светских событиях минувшей недели)
    3:  02.05.2011  Не жалею, не зову, не плачу  (О заканчивающемся президентстве Медведева)
    4:  09.05.2011  Сами с Осамой  (Об уничтожении Осамы бен Ладена)
    5:  16.05.2011  Сводка с фронта  (Об открытии Общероссийского народного фронта)
    6:  23.05.2011  Дядя Степа - Миллиардер  (О решении Михаила Прохорова возглавить «Правое дело»)
    7:  30.05.2011  Операция ХЫ  (Об ответе Медведева на вопрос: «Опасен ли выход Ходорковского?»)
    8:  06.06.2011  Огурец-Убийца  (О запрете ввоза в Россию овощей из стран Евросоюза)
    9:  13.06.2011  Убийственная тема  (Об убийстве бывшего полковника Юрия Буданова)
    10:  20.06.2011  Ананасы в червях  (Об отставке губернатора Дмитрия Зеленина)
    11:  27.06.2011  Селигерище  (О решении суда по иску Василия Якеменко к Олегу Кашину)
    12:  04.07.2011  Не надо грязи  (О признании Путина в том, что после выборов он «пойдет умываться»)
    13:  11.07.2011  Улётная  (О возросшей эмиграции россиян)
    14:  18.07.2011  Подмосковные венчура  (О расширении Москвы за пределы МКАД)
    15:  25.07.2011  Шизорванка  (О том, что сейчас все готовы «порвать за Путина»)
    16:  01.08.2011  Баллада об удодах  (Об отказе Платону Лебедеву в условно-досрочном освобождении)
    17:  08.08.2011  Романс полиционера  (О желании Нургалиева узнать, что слушают и смотрят граждане)
    18:  15.08.2011  Гомерическое  (О триумфальном погружении Путина на дно Таманского залива)
    19:  22.08.2011  Двадцать лет - ни хрена нет  (О двадцатилетней годовщине распада СССР)
    20:  29.08.2011  Интернационал  (Об очередном обострении в России националистических настроений)
    21:  05.09.2011  Калина жёлтая  (О загадочном исчезновении асфальта с трассы Чита-Хабаровск)
    22:  12.09.2011  Отче ваш  (О решении Охлобыстина выдвинуть свою кандидатуру на выборах президента)
    23:  19.09.2011  Правое дельце  (Об уходе Михаила Прохорова из партии «Правое дело»)
    24:  26.09.2011  Великий стих о великом кине  (О выборе фильма «Цитадель» на «Оскар» от России)
    25:  03.10.2011  Спектакль года  (О «рокировке» президента и премьера)
    26:  10.10.2011  Айпадло  (О смерти основателя Apple Стива Джобса)
    27:  17.10.2011  Хiй  (Об Украине и происходящем сейчас в ней)
    28:  24.10.2011  Обкаркались  (О смерти Маумара Каддафи)
    29:  31.10.2011  Путин и мужик  (О впечатлениях народа от активности президента и премьера РФ)
    30:  07.11.2011  Ходячий больной  (О двух «Русских маршах», прошедших в Москве 4 ноября)
    31:  14.11.2011  Мэра пресечение  (О возвращении из-за границы в Москву Юрия Лужкова)
    32:  21.11.2011  Сбитые летчиком  (О предложении Онищенко запретить въезд в Россию таджикам)
    33:  28.11.2011  Боже мой  (О паломничестве к поясу Богородицы)
    34:  05.12.2011  Спасибо, что бухой  (О том, что дальше будет только хуже)
    35:  12.12.2011  Песня о Дуривестнике  (О митингах за честные выборы)
    36:  19.12.2011  Свежий закон джунглей  (О словах Путина, назвавшего митингующих «бандерлогами»)
    37:  26.12.2011  Я Вам послал  (О послании президента Федеральному собранию)
    38:  31.12.2011  Новогодний сюрприз  (Поздравление россиян с Новым годом)
    39:  16.01.2012  Задебатый  (Об отказе Владимира Путина участвовать в предвыборных дебатах)
    40:  23.01.2012  Оно не тонет  (О сравнении Путина с капитаном, сбежавшим с тонущего «Costa Concordia»)
    41:  30.01.2012  Наши - все  (О согласии Джулиана Ассанжа вести программу на Russia Today)
    42:  06.02.2012  Wow! Кампания какая!  (О предвыборной активности граждан на митингах)
    43:  13.02.2012  Холод собачий  (О холоде за окном гражданин и холоде внутри нас)
    44:  20.02.2012  Тёртая дюжина  (О грядущей смене совета директоров радио «Эхо Москвы»)
    45:  27.02.2012  Все умрут, а я останусь  (О речи Путина, которую он произнес в Лужниках 23 февраля)
    46:  05.03.2012  На смерть проекта  (О закрытии проекта «Поэт и гражданин»)
    А также:

    01.04.2011  О причинах снятия шестой серии из эфира  (Интервью директора «Дождя» Н. Синдеевой)
    09.04.2011  Ника-2011. Стихотворный пролог  (Выступление Михаила Ефремова на XXIV церемонии Ники)
    Лучшее:
    — 05.03.2012 —

    На смерть проекта ( И. Сталин )

    О закрытии проекта «Поэт и гражданин»

    Аудиоверсия | Текстовая версия | К оглавлению


    Как ваш бесстыдный балаган,
    Я умер в пятый день весны,
    И, в общем, я бы полагал,
    Что вы почтить меня должны.
    Когда мне было двадцать лет,
    Свистя от голода в кулак,
    Я тоже был большой поэт
    И сочинял примерно так:
    «Вот жаворонок всех смелей
    Поднялся выше облаков,
    А вдохновенный соловей
    Пел детям песню из кустов».
    В стихах немного красоты,
    И сам я это понимал.
    Плох перевод, заметишь ты?
    Но хуже был оригинал.
    Я пел о розах, о луне
    И о поэзии святой,
    И о любви к моей стране,
    Что типа стонет под пятой.
    В моих стихах, по ходу, нет
    Ни ярких мыслей, ни картин.
    Я был посредственный поэт,
    Зато хороший гражданин.
    Как символично, видит Бог,
    Что все у нас наоборот,
    Что ваш проект сегодня сдох,
    А мой, напротив, восстает!
    Сегодня, в пятый день весны,
    Хотим мы или не хотим,
    Не только контуры ясны,
    Но даже запах ощутим.
    Прошла волна лихих годин,
    Десятилетий череда,
    А я, поэт и гражданин,
    Опять не делся никуда.
    Идет сопливая весна,
    Уже недолго до травы...
    А что страна? Да что страна!
    Ей все смешно – что я, что вы.

    Свернуть текст
    — 27.02.2012 —

    Все умрут, а я останусь ( В. Цой )

    О речи Путина, которую он произнес в Лужниках 23 февраля

    Аудиоверсия | Текстовая версия | К оглавлению


    До чего хороши Лужники в феврале, с этим шествием в виде хвоста!
    А в «Газпроме» синим баблом течет газ.
    Населенье в зубах, Путин в Кремле – эта схема проста,
    В ней на месте Кавказ и ГЛОНАСС, она не для нас.
    Лужники!
    Такие вот, блин, пироги!
    Мужики!
    Все, кто не с нами, враги.
    Мы поднялись с колен, опершись на кремлевский двучлен.
    Перемен?
    Хрен вам перемен!
    Рок-н-ролл уже мертв, а шансон еще жив, и «Любэ» зажигает с толпой,
    Перед нею последний герой сорвался на вой:
    «Наши деды пошли умирать под Москвой, и погиб под автобусом Цой,
    А те, кто живет подо мной, умрет подо мной!»
    Передел?
    Слушай, какой передел?!
    Перебздел,
    Слушай, ты так перебздел!
    И заценит Госдеп, что с усмешкой на это глядел:
    - Вери велл!
    - О'кей, вери велл!
    В стадионную чашу залили компот, где Лубянка и Нижний Тагил,
    Где намешаны жажда плетей, и злость, и нужда.
    Наши предки варились тут лет восемьсот, от рожденья до самых могил,
    А теперь они хочут детей. Скажите им «да»!
    Полимер
    вытеснил бронзу и медь.
    Поимел –
    всех, кого мог поиметь!
    От Кремля, где привычно меняются редька и хрен,
    Перемен,
    Мы не ждем перемен!

    Свернуть текст
    — 20.02.2012 —

    Тёртая дюжина ( А. Блок )

    О грядущей смене совета директоров радио «Эхо Москвы»

    Аудиоверсия | Текстовая версия | К оглавлению


    Петербург. Начало века.
    Ветер.
    Снег.
    Фонарь.
    Аптека.
    За окном товарищ Блок.
    Он сидит и пишет в блог.
    - В мире нечему меняться -
    Ни начала, ни конца.
    Предо мной идут двенадцать -
    За плечами ружьеца.
    Лысоваты, безбороды,
    Жир на брюхе, оцени!
    Это путинские годы -
    Были тучными они.
    Хороши, скажу без лести,
    В длинных кожаных пальто.
    Хоть идут они на месте,
    Но стабильность же зато!
    Вот так Вовка - он речист,
    Вот так Вовка - он чекист!
    Рашку-дуру охмуряет,
    Заговаривает!
    Рашка думает - потеха!
    Запад думает - да ну...
    Трах-тах-тах! И только «Эхо»
    Будит изредка страну.
    Вот идут они, двенадцать,
    Гордо выпятивши грудь.
    Чтоб без дела не слоняться,
    Каждый отнял что-нибудь.
    Первый отнял НТВ -
    Легче стало голове!
    После был шестой канал,
    Но и он не проканал.
    Третий год - парнишка тертый:
    Был «Норд-Ост», а стал отстой.
    Отнял выборы четвертый
    И политику - шестой.
    Стало резко не до смеха.
    Все заткнулись, как на грех.
    Трах-тах-тах! И только «Эхо».
    «Эхо» плакало за всех.
    Ночь.
    Пурга.
    Фонарь.
    Аптека.
    У восьмого, мать честна,
    В Штатах сдохла ипотека
    И стабильность унесла.
    На девятый и десятый,
    Ставши временным главой,
    Править стал какой-то мятый,
    Неактивный, неживой.
    Без особого успеха
    В либерала он играл...
    Бла-бла-бла! И только эхо
    Повторяло: «Либерал».
    И опять идут двенадцать.
    Главный враг разоблачен:
    Стало «Эхо» обвиняться
    В чем попало и ни в чем.
    И двенадцатая веха
    Оказалась круче всех:
    Трах-тах-тах! Прижали «Эхо».
    Трах-тах-тах - и только эх.
    Так идут державным шагом
    В черной коже и шерсти
    И, боюсь, считают благом
    Пару раз еще прийти.
    Мы на радость всем буржуям
    Шефа в попу расцелуем,
    Зацелуем до крови -
    Господи, благослови!
    Кто там ходит за бураном
    В белом венчике из роз,
    В сапогах, в бушлате рваном?
    Это точно не Христос.

    Свернуть текст
    — 13.02.2012 —

    Холод собачий ( А. Тарковский )

    О холоде за окном и холоде внутри нас

    Аудиоверсия | Текстовая версия | К оглавлению


    Было время – жара,
    Но жара миновала.
    Минус тридцать с утра,
    Только этого мало.
     
    Холод давит плитой –
    И ночной, и рассветный.
    Вся страна под пятой,
    Но не чьей-то конкретной.
     
    Бесполезно бежать
    На Болотную, скажем:
    Нашу Родину-мать
    Мы не сделаем пляжем.
     
    Бесполезно пенять
    На уловки бесчестных,
    Бесполезно менять
    Петербургских на местных,
     
    И надеяться, что ль,
    Что кого-нибудь снимут...
    Наша главная боль
    Называется климат.
     
    Он везде и во всем,
    Как в Совдепии молот.
    Мы с собою несем
    Этот внутренний холод.
     
    От юнцов до старух
    Все мы льдинами сжаты,
    А посетуешь вслух -
    Сразу визг: «Уезжайте!».
     
    Это главный ответ
    Нашим внутренним смутам.
    Места жалобе нет
    В этом холоде лютом.
     
    Неуместны слова,
    Как Антарктике птица.
    Состояния два -
    Проклинать и гордиться.
     
    Просыпаешься в пять,
    Продираешь хлебало,
    Скажешь: ерш твою мать!
    Только этого мало.
     
    Что помочь бы могло?
    То, что прежде спасало:
    Хоть какое тепло -
    Только этого мало.
    Все друг другу твердят
    Непотребное слово,
    Все с испугом глядят
    На любого живого.
    Всех сковала зима -
    Ни просвета, ни Бога.
    Но зато уж дерьма!
    Вот уж этого много.

    Свернуть текст
    — 06.02.2012 —

    Wow! Кампания какая! ( С. Михалков )

    О предвыборной активности граждан на митингах

    Аудиоверсия | Текстовая версия | К оглавлению


    Ни холод, ни метели
    Не сборют нашу рать.
    Все дружно захотели
    Сходить и поорать.
    Тра-та-та, тра-та-та,
    Вся столица занята:
    Вон толпою плотной
    Встали на Болотной,
    Вон в ответ ведут толпу
    Агитировать за Пу
    Толстою колонной
    В области Поклонной,
    Тут же с горсткой боевой
    Новодворский Боровой,
    А уж вместе с Жири
    Стало их четыре!
    На площади Болотной
    Собрался пестрый строй
    Под рокот вертолетный
    И кипеж новостной.
    Шагают, пламенея,
    В колонках Цой гремит,
    И под руку еврея
    Ведет антисемит.
    Идет бюджетник нищий,
    Поршнями шевеля,
    За Прохоровым Мишей,
    Героем Куршевля,
    А в помощь их харизмам
    Ведут своих юнцов
    Борцы с капитализмом,
    Анпилов-Удальцов.
    «Не сделать из России
    Второй СССР!» -
    А самые крутые
    Кричат, что Хутин пэр.
    Чак-чак-чак, чух-чух-чух,
    Вот Собчак, а вот Шевчук,
    Быков распаленный
    Занял полколонны,
    Весь очнувшийся планктон,
    Что не съехал за кордон -
    Лишь Божены нет уж там уж –
    Типа взяли. Типа замуж.
    Пока они ходили
    С Навальным во главе -
    Случайно разбудили
    Поклонников ВВ,
    Внезапно разохотив
    Лояльные умы,
    Сплотившиеся против
    Оранжевой чумы.
    Сошлись, по поговорке,
    За страх, а не за хлеб:
    Одни боятся порки,
    Других страшит Госдеп.
    «Крепи свои кордоны!
    Врагов давить пора!» -
    Земные бьет поклоны
    Поклонная гора.
    - Идите к нам, ребяты,
    Иначе в тот же час
    Страну развалят Штаты,
    А мы уволим вас.
    Тра-ля-ля, тра-ля-ля,
    Вот поклонники Кремля -
    Кислый запах смеси
    Ужаса и спеси.
    Цвет России, соль земли
    На автобусах свезли,
    Кургинян вопит, икая -
    Вот компания какая!
    И как нам быть, родные,
    Чтоб не пойти ко дну?
    Как эти все России
    Свести теперь в одну?
    А если эти льдины
    Столкнутся по весне?
    Мы можем быть едины,
    Похоже, лишь во сне.
    Теперь, скажу по чести,
    На новом рубеже
    Кто нас удержит вместе?
    Не Путин же уже?
    Боюсь, что ураганом
    Загнать в один флакон
    Рыжкова с Кургиняном,
    Болото и Поклон,
    Едросские плакаты
    И креативный класс
    Могли бы только Штаты,
    Напавшие на нас.
    Тра-та-та, тра-та-та,
    Мы несем с собой Христа,
    Будду, Иегову,
    Аллу Пугачеву,
    ФСБ и ВЧК,
    Собчака и Шевчука,
    Быко-Вассермана,
    Фрика Кургиняна,
    Медвепута, Жироюга,
    Хомячат, волчат, путят.
    Все не могут друг без друга,
    А друг с другом не хотят.
    Прав был Путин, предрекая:
    WOW! Кампания какая!

    Свернуть текст
    — 30.01.2012 —

    Наши - все ( М. Светлов )

    О согласии Джулиана Ассанжа вести программу на Russia Today

    Аудиоверсия | Текстовая версия | К оглавлению


    Крута Симоньян же по части идей:
    Забрали Ассанжа на «Рашу тудэй»!
    Он вроде бы спекся и скрылся в туман...
    Откуда у хлопца роман с Симоньян?
    И мир пообвыкся, что этот типаж –
    Глава «Викиликса» – действительно наш.
    Из краденой папки gонятно вполне:
    В Америке – тряпки, в Европе – вдвойне.
    Лишь лидер России красив и умен
    В огромном массиве, что вывалил он.
    На происки наши не жалко лаве:
    Не зря же у Раши шпион во главе!
    Все тайны раздеты на том берегу:
    У нас резиденты на каждом шагу.
    Словцом непечатным - «Шпионка! Наймит!» -
    Коварную Чапман Европа клеймит.
    Прославилась круто рекламой белья
    Анюта, Анюта, Анюта моя!
    Пиндосовских гадин вгогняет в мандраж
    Усама бен Ладен – опять-таки наш!
    Вела тебя прямо твоя колея,
    Усама, Усама, Усама моя!
    Ты умер, отчаясь победы достичь,
    Но есть еще Чавес – опять же москвич!
    Мулаты сплотились под твердой рукой.
    Не мог у латинос родиться такой!
    За верного друга, что вечно в строю, –
    За Уго, за Уго, за Уго мою!
    Все чище и краше планеты среда.
    Там все уже наши, включая... ну да!
    Пугая богатых, Обама как раз
    Рецессию в Штатах устроил для нас.
    Глубокая яма, вы в ней по края...
    Обама, Обама, Обама моя!
    И НАТО-трудяга, и даже ОБСЕ –
    Для нашего блага работают все,
    От высших, монаршьих – до мелких вождят.
    Лишь двое ненаших во власти сидят,
    Чтоб сделать хреново стране дорогой.
    Один – это Вова, и Дима – другой.
    Их вечный, похоже, союз нерушим...
    Но с ними мы тоже весною решим.

    Свернуть текст
    — 23.01.2012 —

    Оно не тонет ( Н. Гумилев )

    О сравнении Путина с капитаном, сбежавшим с тонущего «Costa Concordia»

    Аудиоверсия | Текстовая версия | К оглавлению


    Я спою вам о двух капитанах,
    Что и сами понять не могли,
    Как они в обстоятельствах странных
    Потопили свои корабли.
    Все экраны обходит картина,
    Где начальник, сердитый, как черт,
    Капитана Франческо Скеттино
    Заставляет вернуться на борт.
    Пошутить захотелось прохвосту,
    Заиграл соблазнительный хмель,
    Посадил он «Конкордию Косту»
    На банальную плоскую мель.
    Но круизные лайнеры хрупки,
    И с пугающей всех быстротой
    Раньше всех он добрался до шлюпки
    И смотался с «Конкордии» той.
    Над бедой изгаляться противно,
    Но Италия — форменный зверь.
    «На корабль возвращайся, скотина!» -
    Там моднейшая надпись теперь.
    Я спою о другом капитане,
    Что не худшую участь урвал:
    В Ленинграде его воспитали
    И вручили московский штурвал.
    Но рулить в КГБ не умели,
    И при помощи местных элит
    Дотащил он Россию до мели -
    И сниматься с нее не велит.
    «Тут не мель, а стабильности остров, -
    Говорит он, калясь добела. -
    Не хотите ж вы, как в девяностых,
    Чтобы эта махина плыла?!»
    И не слушая стонов и жалоб,
    Он обвил свою должность, как спрут.
    Юнги прут, что понравится, с палуб,
    Пассажиры на палубу срут.
    Ни базальтовых скал, ни жемчужин -
    Там царит безнадежность сама.
    Если ж бунт на борту обнаружен -
    Он теряет остатки ума.
    И уныло втирает матросам,
    Обитателям трюмных низин,
    Про облитость радийным поносом
    И про заговор скрытых грузин.
    Крысы съехали вместе с мотором,
    Шлюпки продали за три рубля,
    Пассажиры кричат ему хором:
    «Капитан, уходи с корабля!»
    Иногда я боюсь примитивно,
    Поглядев в никакой небосклон,
    Что уж лучше любая Скеттино,
    Чем такая Путтина, как он.
    Эту серую гниль и коросту
    Не возьмет никакая вода...
    Эх, его б на «Конкордию Косту»!
    Почему он не хочет туда?!

    Свернуть текст
    — 16.01.2012 —

    Задебатый ( А. Барто )

    Об отказе Владимира Путина участвовать в предвыборных дебатах

    Аудиоверсия | Текстовая версия | К оглавлению


    Всё продумали давно,
    Чтоб я избрался заново,
    Но как-то вдруг гляжу в окно -
    И вижу там Зюганова!
    Он говорит: "Иди сюда ты -
    Я хочу с тобой дебаты".
    А болтать-то мне когда?
    Мне болтать-то некогда.
    Я и так до старости
    У вас в палате староста,
    А может, и до дряблости
    Я буду тут как раб грести.
    У вас ни сил, ни лидера,
    Вы зажирели, видимо,
    А чуть прервем наш коитус -
    Вы сразу же накроетесь.
    А ты, цековское пальто,
    Живой курьез истории,
    Ты просто неизвестно кто,
    Чтоб мы с тобою спорили!
    За меня еще в завале
    Все уже голосовали,
    А сейчас, за колбасу,
    Я вообще на них нассу.
    Они шумят, мне все равно,
    Гадаю, сделать блин с кого -
    Но вдруг опять гляжу в окно
    И вижу там Явлинского.
    Он говорит: "Иди сюда ты,
    Я хочу с тобой дебаты".
    Но мне с моими близкими
    Смешно болтать с огрызками!
    У меня и так работа,
    А мне еще летать охота,
    Впахивать с колхозником,
    Бредить с коматозником,
    Плыть в морях, ходить во храм,
    Гладить деток по вихрам,
    Всех пугать, за всеми зырить,
    Гнать, держать, пилить и тырить,
    Целовать тигрицу в пуп –
    А ты уже по ходу труп!
    Так и врезал, как в кино.
    Ведь мой девиз - естественность.
    Но через час гляжу в окно -
    И вижу там общественность!
    Я говорю: вам что, дебаты?
    А они: сдавай дела ты.
    Поищи себе, Володь,
    Других каких-нибудь пороть.
    Я говорю им: вашу мать,
    Вы, видно, перебрали.
    Да как вы можете менять
    Меня на переправе?
    Я говорю, на вас креста нет,
    Вы рехнулись к февралю,
    Без меня у вас не встанет
    Даже солнце, говорю!
    Вам самим-то не смешно
    Искать себе нормального?
    Но вдруг опять гляжу в окно -
    И вижу там Навального.
    Он злобно зыркает, паскуда,
    Говорит: "Иди отсюда".
    А идти-то мне куда?
    Мне идти-то некуда!
    Ведь итог перезагрузки -
    Той, что я затеял тут, -
    По-немецки и по-русски
    Называется капут.

    Свернуть текст
    — 31.12.2011 —

    Новогодний сюрприз ( Ю. Андропов )

    Поздравление россиян с Новым годом

    Аудиоверсия | Текстовая версия | К оглавлению


    В России, где ни в ком согласья нет
    И все не вылезают из окопов,
    У власти был всего один поэт,
    И это, разумеется, Андропов.
    Он двадцать лет хозяйничал в ГБ,
    Хотя уже держался на уколе,
    Но отдых иногда давал себе
    И сочинял примерно вот такое:
    "Мы бренны в этом мире под луной.
    Жизнь – только миг, небытие – навеки.
    Кружится во Вселенной шар земной,
    Живут и исчезают человеки.
    Но сущее, рожденное во мгле,
    Неистребимо на пути к рассвету.
    Иные поколенья на земле
    Несут все дальше жизни эстафету".
    Вот – лирика! Чеканна и четка,
    И, кстати, не без отблеска геенны:
    Ему ли, человеку из ЧК,
    Не знать и впрямь, насколько все мы бренны?
    Ведь лишь она, спецслужба номер раз,
    С достоинством подсчитывая смету,
    Не слушая ни Запада, ни нас,
    Несет все дальше жизни эстафету.
    Она крепка среди родных осин,
    Ее роток приветливо ощерен,
    И в будущем ее примерный сын
    Двенадцать раз поздравить нас намерен.
    Сожрутся яства, сносятся шелка,
    Померкнет даже лунное сиянье -
    Незыблема пребудет лишь ЧК.
    Вы убедитесь в этом, россияне.
    Куранты бьют в заснеженном Кремле.
    Трясется дед, подмигивают внуки,
    И ссущее, рожденное во мгле,
    Как прежде, будет ссать при этом звуке.

    Свернуть текст
    — 26.12.2011 —

    Я Вам послал ( А. Пушкин )

    О послании президента Федеральному собранию

    Аудиоверсия | Текстовая версия | К оглавлению


    Я к вам пишу. Внемлите, россияне,
    Кремлевского прощанье соловья.
    Еще одно, последнее посланье -
    И живопись окончена моя.
    Заглядываю мельком в свой папирус:
    Растет зарплата, бдит единоросс,
    Все выросло - лишь я один не вырос.
    Мне кажется, я даже как-то врос.
    Сейчас, когда терпение народа
    Похоже на протершийся тюфяк,
    Я расскажу вам, как четыре года
    Я мог бы вас и так, и так, и так!
    Я вас любил. Вы так и не догнали.
    Я обещал, вещал, провозглашал.
    Я намекал. Я подавал сигналы.
    Я вас хотел, но Он не разрешал.
    Теперь, когда Россия разогрета
    И на душе у кремлинов черно,
    Я рад бы разрешить и то, и это,
    Но вам уже не нужно ничего.
    Я выгляжу, как пожилая цаца,
    Мамаша, угодившая впросак,
    Что разрешила дочке целоваться,
    Когда она по ходу на сносях.
    Сейчас любой зовет меня сатрапом,
    И митинговый свист сбивает с ног.
    И как же я настолько вас затрахал,
    Когда я так ни разу и не смог?
    Я вас послал. Мой срок почти что дожит.
    Идите с миром в свой особый путь,
    И дай вам Бог не дать тому, кто сможет,
    Когда придется делать что-нибудь.

    Свернуть текст
    — 19.12.2011 —

    Свежий закон джунглей ( Р. Киплинг )

    О словах Путина, назвавшего митингующих «бандерлогами»

    Аудиоверсия | Текстовая версия | К оглавлению


    За пару часов до рассвета, собравши зверей толпу,
    На лысой горе Совета разлегся великий Пуу.
    Удавьего племени воин, надежным места раздав,
    Он сам, как удав, спокоен и тащится, как удав.
    Расселись, издали видные, на травке, как на полу,
    Эмблемы "Единой Индии" - отряд медведей Балу.
    Охвачены нервной дрожью, шакалы грозят щенкам,
    А рядом жмется к подножью смущенный Алишер-хан.
    - Слышите ли вы меня, мои джунгли?
    - Мы слышим тебя, о Пуу!
    - Нравлюсь ли я вам, подхожу ли?
    - Мы любим тебя, о Пуу!
    Когда из норы, освещен мигалкой, вылазишь ты на тропу,
    От страха и нежности самой жалкой мы вертимся на пупу!
    - Мне будет чем отчитаться, - вальяжно шипит удав.
    - Я толще стал на пятнадцать, короче на двадцать став.
    Я выгляжу ничего так-с, а издали так красив,
    Как будто закачан ботокс в огромный презерватив.
    - Слышите ли вы, о мои собаки?
    - Мы слышим тебя, о Пуу!
    - Мои Канделаки, мои Табаки?
    - Мы любим тебя, о Пуу!
    Мы будем лаять почти что даром на всякую шантрапу,
    Если даже одним ударом ты нас растолчешь в крупу!
    - Но есть еще бандерлоги, - в ответ прошипел удав.
    - Ведут свои бандер-блоги, законы джунглей предав.
    Они не блюдут закона, не думают головой,
    И я для них не икона, а лишь червяк дождевой!
    - Видите ли вы меня, бандерлоги?
    - Мы видим тебя, о Пуу!
    - Дрожат ли ваши руки и ноги?
    - Совсем не дрожат, о Пуу!
    Мы все имеем доступ к компу, и лучше нас не запу...
    Забейся в щель, подобно клопу. Как Ленин, сиди в шкапу.
    - Ах, так! - в ночи обретая глянец, воскликнул гневный удав
    И начал свой кровожадный танец, на кончик хвоста привстав.
    Он так плясал, что звери в тревоге к нему потянулись в пасть,
    И только нахальные бандерлоги на все продолжали класть.
    - Да ну! - удав возбудился живо, зайдя в крутой разворот.
    - Вы все плоды моего режима, продукты моих болот! -
    Но вдруг отпрянул, как будто на угли сорвался на вираже:
    Он четко увидел, что это Маугли, а не бандерлог уже.
    А дети лесов, большие и малые, смотрели все веселей,
    Как вылезают новые Маугли - буквально из всех щелей,
    Как собираются в полумраке к подножью горной гряды,
    А все Табаки и все собаки вливаются в их ряды.
    - Да мы устроим честные выборы! - воскликнул медведь Балу.
    - Да вы диктатуры еще не видели, вы будете на колу!
    Удав, расправься с ними, убогими! - Но в джунглях один закон:
    Удав умеет лишь с бандерлогами. С людьми не умеет он.

    Свернуть текст
    — 12.12.2011 —

    Песня о Дуривестнике ( М. Горький )

    О митингах за честные выборы

    Аудиоверсия | Текстовая версия | К оглавлению


    Беззаботный, беспилотный, под свистки и крики местных
    По-над площадью Болотной гордо реет буревестник
    Там не лучшая площадка для свержения Бастилий.
    Но на площадь, где брусчатка, даже птицу не пустили.
    Гром гремит, земля трясется, волны буйствуют в охотку.
    Рядом курица несется: "Не раскачивайте лодку!"
    Слепота присуща курам от Москвы до Барнаула.
    Им еще не видно, дурам: эта лодка утонула.
    Стонут вещие гондоны, расседительны, но тупы:
    "Не ходите, там Гапоны! Будут трупы, будут трупы!".
    Вьются чайки серым роем: "Все потонете в пучине!
    Трупов нет - так мы устроим: нас учили, нас учили!"
    Страстно каркает ворона: "Бойтесь будущего года!
    Нету большего урона, чем внезапная свобода!
    Вся тусовка ваша - рыльца из московского гламура.
    Вон спешит Божена Рынска. Дура, ты же сядешь, дура!"
    Глупый пингвин робко прячет тело жирное в Инете
    И от страха чуть не плачет: "Дети, будут вас имети!
    Прекратите ор нахальный, сдайтесь милости монаршей.
    Все равно же ваш Навальный завсегдатай русских маршей!"
    Не вопите, смуту сея, присмотритесь хорошенько:
    Если выбрать Алексея - это ж будет Лукашенко!
    Вы, ей-Богу, обалдели, вы докличетесь потопа.
    Он кричит на самом деле: "Пусть сильнее грянет жопа!"
    Воют раки без утайки, нагло щелкая клешнями:
    "Путин враз закрутит гайки - сразу всех поставит нами!
    Побежите шибче зайца все, как только Путин злобный
    Вам слегка прищемит яйца, брючной молнии подобный!"
    Рядом мечется сорока - и кричит на той же фене ж:
    "Все простудитесь - и тока, ни фига же не изменишь!
    Лишь отстой - судьба России. Дайте ж ей скатиться плавно".
    И всего невыносимей то, что это, в общем, правда.
    Да, отнимут все победы. Да, удел у нас провальный.
    Да, поднимутся скинхеды. Да, испортится Навальный.
    Да, возникнет новый Чуров. Да, евреи. Да, простуда.
    Да, спасет нас только чудо. А откуда? Ниоткуда!

    Свернуть текст
    — 05.12.2011 —

    Спасибо, что бухой ( В. Высоцкий )

    О том, что дальше будет только хуже

    Аудиоверсия | Текстовая версия | К оглавлению


    Я не любил советского народа
    Дискуссий о жидах и колбасе
    Я не любил любое время года -
    Ведь пили и болели тут во все.
    И это чувство, что порвали парус
    А вскорости кирдык и кораблю, -
    В те времена я был уверен, каюсь
    Что это никогда не полюблю.
    Я не любил кровавых девяностых
    Страны распотрошенное нутро
    Братковский черный мрамор на погостах
    Бюджетников, торгующих в метро,
    Войну в Чечне, поддельную свободу
    В ларьке поддельный кюрасао блю
    Верховную крапленую колоду -
    И знал, что сроду их не полюблю.
    Я не люблю "Единую Россию"
    И всех, кто дал себя употреблять -
    Привычных и к насилью, и к бессилью
    И к травле, и к затравленности, б...,
    И выдачу бабла электоратам
    И это их сатрапство вполруки
    С подмигиваньем Штатам и богатым
    Медвежьему рычанью вопреки.
    Я не люблю окурков и огарков
    Собой изображающих народ
    И патриархов в роли олигархов
    И, Господи прости, наоборот.
    Я не люблю тупого шоуменства
    Пролезшего на первые места.
    Я не люблю Максимова и Эрнста
    И Белого, сыгравшего Христа.
    Я не люблю "Поэта с гражданином"
    И их еженедельное кино:
    Они с подачи Путина даны нам
    Иначе их прикрыли бы давно.
    И всех иных, кто, рожу скосоротив
    В кармане фигу делает Кремлю
    И всех, кто за, и всех, кто как бы против
    И всех, кто воздержался - не люблю,
    Весь край, где снег и пробки, вонь и лужи
    Где если кто не сволочь, то дебил
    Но главное - уменье сделать хуже
    Чтоб я потом все это полюбил.
    Нацисты ждут, готовятся нацмены
    На выборах бардак, кранты рублю -
    Но впереди такие перемены
    Что я, глядишь, и это полюблю:
    Пространство дури, бывшее единым
    Правленье на потеху всей Земли
    А главное - "Поэта с гражданином"
    Что скрашивали это, как могли.

    Свернуть текст
    — 28.11.2011 —

    Боже мой ( Б. Пастернак )

    О паломничестве к поясу Богородицы

    Аудиоверсия | Текстовая версия | К оглавлению


    Толпа стояла на ветру,
    Толпа стояла,
    Как строй гвардейцев на смотру
    У кардинала.
    Тут был и офисный планктон –
    Никак столица! –
    И плебс, не знающий о том,
    Кому молиться.
    Потомки всех российских драм
    И всех идиллий -
    Тех, что взрывали этот храм
    И возводили.
    - Вы русский дух! Вы соль земли
    И подвиг веры! -
    Кричат присяжные врали
    И лицемеры.
    И только загнанный изгой,
    Сродни поэту,
    В них видит тех, кому другой
    Надежды нету.
    Толпа стояла, как у стен
    Эскуриала.
    Ей никогда не встать с колен -
    Уже вставала.
    Народ раздетый и босой,
    Тупой во многом,
    Вчера стоял за колбасой,
    Сейчас – за богом.
    Живучий, сколько ни дави
    Войной и путчем,
    Всегда по пояс то в крови,
    А то и в худшем,
    Под стон калек, под звон оков,
    Под брань и всхлипы, -
    Не замечая, как с боков
    Проходят ВИПы.
    Державный зад, тигриный взгляд
    Глазенок тусклых…
    Их всех без очереди в ад
    Потом пропустят.
    Толпа безумцев городских,
    Безгласный полис,
    То красный пояс душит их,
    То черный пояс.
    Стоит беспомощная рать,
    Осенний морок,
    И вы их вправе презирать
    Из ваших Горок.
    Но пусть ваш пояс век подряд
    На горле стянут –
    За Божью Матерь тут стоят.
    За вас – не станут.

    Свернуть текст
    — 21.11.2011 —

    Сбитые летчиком ( М. Лермонтов )

    О предложении Онищенко запретить въезд в Россию таджикам

    Аудиоверсия | Текстовая версия | К оглавлению


    Тюрки неместные, вечные странники!
    Стаей таджикскою, цепью недружною,
    Бросивши метлы, вы движетесь в панике
    С милого севера в сторону южную.
    Что же вас гонит? Закон рамадановский?
    Или вернуться завещано старшими?
    Или глава ФМС Ромодановский,
    Или запуганность русскими маршами?
    Нет! Не скинхеды, крутые молодчики,
    И не чинуши - лгуны и безбожники:
    Вас выгоняют российские летчики,
    Взятые вашим Рахмоном в заложники.
    Ваши вожди их, по сути, похитили.
    Вылез Онищенко, гений политики:
    Вы оказались бациллоносители,
    Туберкулезники и сифилитики.
    В прежнее время мы были великими,
    Мир удивляя размахом и подлостью, -
    Нынче же сводим мы счеты с таджиками,
    Но уж таджиков уделали полностью.
    Впрочем, везде - от Афин до Китая мы,
    Всюду, где призрак жилья человекова, -
    Так унижаемы, так угнетаемы!
    Всех полагалось бы выслать - да некого.
    Штаты затеяли, правды поборники,
    Список Магницкого с задними мыслями.
    Были б у нас вашингтонские дворники –
    Мы бы их, тварей, немедленно выслали!
    Вечно голодные, вечно холодные,
    К чуждому берегу жмемся моллюсками.
    Двое несчастных засужены в Лондоне –
    Сами евреи, но деньги-то русские!
    Гады-британцы с осанкою барскою,
    С женами, братьями, детками малыми –
    Вы бы катились отсюда колбаскою,
    Если бы были у нас нелегалами!
    Жалкий шофер, подавальщица-нищенка
    Мигом отсюда бы в Лондон посыпались.
    Если б за Англию взялся Онищенко –
    Там и у лордов нашелся бы сифилис!
    А уж особо нас мучают местные -
    Нравы заборные, тяжбы надзорные,
    Выборы гнойные, склоки протестные,
    Вовки озерные, димки позорные.
    Небо в ячейку от мелкого невода,
    Сеется грязная муть без названия…
    Всех бы вас выслать отсюда – да некуда:
    Нет у вас родины, нет вам изгнания.

    Свернуть текст
    — 14.11.2011 —

    Мэра пресечение ( О. Мандельштам )

    О возвращении из-за границы в Москву Юрия Лужкова

    Аудиоверсия | Текстовая версия | К оглавлению


    Он вернулся в свой город, знакомый до слез,
    Но теперь он приехал сюда на допрос.
    Он бы мог убежать и в ловушку не лезть,
    Но важней безопасности мэрская честь.
    Оглянется москвич на пороге зимы –
    "Где-то этого, в кепочке, видели мы!
    Голова у него безволоса
    И широкая грудь медоноса".
     
    Отношенья со следствием напряжены.
    Он живет, под собою не чуя жены.
    Он вернулся таким же, каким уезжал,
    И не верит в продажность своих горожан.
    Он по городу ходит, задумчив и сух.
    Всюду новые лица, собянинский дух,
    Пробок столько же – в центр не прорвешься –
    И широкая грудь плитоложца.
     
    Где теперь этот сброд тонкошеих вождил,
    Что к нему на поклон на карачках ходил,
    И бабло, и кино, и менты, и попса?!
    Ленинград! У него еще есть адреса!
    Ведь доверья лишил его маленький босс,
    А является прежний, знакомый до слез!
    Окруженье его мускулисто
    И широкая грудь дзюдоиста.
     
    Но напрасно, вчерашнего босса хваля,
    Он защиты и нежности ждет из Кремля.
    Покровители скинут его, как балласт –
    Их самих тонкошеяя банда предаст.
    И чекист, и нефтяник, и единоросс –
    Все отправятся в Лондон, знакомый до слез,
    Чтоб укрыться от местных идиллий
    На широкой груди Пикадилли.

    Свернуть текст
    — 07.11.2011 —

    Ходячий больной ( А. Вознесенский )

    О двух «Русских маршах», прошедших в Москве 4 ноября

    Аудиоверсия | Текстовая версия | К оглавлению


    Ты меня на рассвете разбудишь,
    Я проснусь от тяжелого взгляда:
    - Нам на марш, дорогой! Не забудешь?
    - На какой? - А какой тебе надо?
    Выбор есть, не изволь сомневаться,
    Я б тебя не будила иначе.
    В Люблине собираются наци,
    В ВВЦ собираются "Наши".
    Гастарбайтеров тянем на жиле
    И кавказцев катаем на шее...
    Кто там русский - они не решили,
    Но, наверное, тот, кто страшнее.
    И кавказцы выходят на трассу,
    Разозлившись от этих идиллий,
    Потому что верховному классу
    Это нравится - чтобы ходили.
    Едут в Нижний тандемцы монаршьи,
    Неразлучны, как карие вишни...
    Лишь евреи не ходят на марши:
    Говорят, они все уже вышли.
    Я отвечу: - Ты мыслишь, как хоббит,
    Коротышка, мечтавший о славе.
    Для того они только и ходят,
    Чтоб не помнить, куда их послали.
    Чтобы зиги кидали и хайли,
    Громыхая, как ливень по жести,
    И знаменами чтобы махали,
    И не знали, что ходят на месте.
    Эти страхи сначала раздуют,
    А когда они нас обессилят -
    Все, что надо, спокойно разрулят,
    А потом осторожно распилят.
    Я-то помню, поскольку постарше,
    Что Россия без визгов и плачей
    Не ходила на русские марши,
    Но и русской была, и ходячей.
    И не верила всякому блуду,
    И не падала в черную жижу...
    Я, конечно, ее не забуду,
    Но боюсь, что уже не увижу.

    Свернуть текст
    — 31.10.2011 —

    Путин и мужик ( А. Твардовский )

    О впечатлениях народа от активности президента и премьера РФ

    Аудиоверсия | Текстовая версия | К оглавлению


    В сапогах, в потертой блузе,
    С бодуна, во всей красе,
    Шел мужик по кукурузе,
    По несжатой полосе.
    Пиджачок торчал кургузо,
    Из цигарки шел дымок...
    Думал: "Вот же! Кукуруза!"
    Думать дальше он не мог.
    Вдруг зарявкали моторы,
    Подошел комбайнов строй,
    А в комбайне – тот, который!
    А в соседнем – тот, второй!
    В куртках фирменной расцветки,
    В окруженье поселян,
    И в руках у них ракетки,
    И у каждого волан.
    Неприступный, как гостайна,
    И стремительный, как вжик,
    Путин вышел из комбайна!
    Путин! Тут и сел мужик.
    Вышел, солнцем осиянен,
    Наступил в родную слизь…
    - Что, трясешься, россиянин?
    Это правильно, трясись…
    Увидавши пред собой их,
    Поселянин заблажил:
    - Как же вас сюда… обоих?!
    Чем я это заслужил?!
    Неожиданно доступен –
    Вербовать-то он мастак, -
    - Да не бойсь! – промолвил Путин.
    - Мы с Димоном просто так.
    Просто нынче за обедом,
    Доедая эскалоп,
    Мы подумали с Медведом –
    Замутить еще чего б?
    Все мы делали, чего там,
    Забавляя всю страну:
    Управляли самолетом,
    Погружались в глубину,
    Нежной дружбы не таили,
    Пели рок,
    Коров доили,
    Твиттер, свитер, "Макинтош",
    Лыжи, танцы, все что хошь!
    И при звоне чашек чайных
    Был ответ произнесен:
    Мы ни разу на комбайнах
    Не играли в бадминтон!
    Ни в России, ни в Союзе
    Так не делали, скажи?
    И при этом – в кукурузе!
    Ведь смешней же, чем во ржи!
    Совершенно оболванен
    От таких серьезных тем,
    Тихо ахнул поселянин:
    "Вот же круто! А зачем?"
    Путин скушал эту дерзость
    И ответил не по лжи:
    - А чего еще тут делать?
    Ну не править же, скажи!
    И мужик, напрягши память,
    Так и брякнул королям:
    - Правда, лучше вам не править.
    Лучше так вот… по полям…
    Чтоб ракетки, и воланы,
    И комбайн для куражу...
    А какие ваши планы?
    Я хоть бабе расскажу!
    И с усмешкою, как ангел,
    Он сказал: "Примерно так:
    То ль на лыжах в акваланге,
    То ли в танке на журфак".
    Что тут скажешь, что предложишь,
    Лежа в страхе на стогу?
    - Как ты так без литра можешь?!
    - Да уж, - молвил он, - могу.

    Свернуть текст
    — 24.10.2011 —

    Обкаркались ( Эдгар По )

    О смерти Маумара Каддафи

    Аудиоверсия | Текстовая версия | К оглавлению


    В час ночной в дому семейном я сидел с моим портвейном
    В настроении питейном, отдыхая от труда.
    Вдруг в порыве тиховейном черный ворон - звать Маккейном -
    Прилетел с шипеньем змейным вместо певчего дрозда.
    Он прокаркал: "Мистер Путин этой ночью духом смутен.
    Липкий страх, ежеминутен, отравил его года.
    Он за башнею Кутафьей, насмотревшись фотографий,
    Бредит участью Каддафьей - истребленьем без суда".
    Я ответил: "Никогда!".
    - То есть как?! - прокаркал ворон, увлекаясь разговором.
    - Был тиран, а нынче - вон он, от величья ни следа,
    Непреклонный и отважный, он погиб в трубе дренажной,
    Сдав дворец многоэтажный и родные города.
    И у вашего вельможи может выйти точно то же,
    Как ни лезет вон из кожи вся охранная орда.
    Я воскликнул: "Никогда!"
    Я сказал: "Владельца Баффи трудно сравнивать с Каддафи
    В плане лиц и биографий, в плане пользы и вреда.
    Да, Каддафи был злодеем, но привержен был идеям,
    Ну а то, что мы имеем, разве помнит вкус стыда?
    Разве есть у их бригады хоть какие-либо взгляды,
    Кроме мысли, что айпады лучше гейтсова винда?"
    Ворон каркнул: "Никогда!"
    Я сказал: "Ты знаешь, ворон, что назвать Каддафи вором
    Могут все, и даже хором, - тырил щедро, это да.
    Но зарплата у ливийца не могла остановиться,
    То есть он умел делиться, как сказал бы Джигурда!
    В самомнении обидном, свой народ считая быдлом,
    Он кормил его повидлом. Ну, а эти господа?"
    Ворон каркнул: "Никогда!"
    Я сказал: "Пускай фуфло он, но по крайности не клоун.
    И льстецами расцелован сами знаете куда,
    Но чтоб он, как кум в бараке, появлялся на журфаке,
    Сотню "Наших" из клоаки привозя с собой туда,
    Сотню хрюш с единоросом с заготовленным вопросом,
    Как воспитанная чесом охамевшая звезда?!"
    Ворон каркнул: "Никогда!"
    Я сказал: "Представь, о птаха, что народ, не зная страха,
    Поднимается из праха, набухая, как елда,
    Низвергается дубиной на режим, вчера любимый,
    Всею дикостью глубинной - джип, "калаш" и борода, -
    И свергает президента, сбросив маску импотента,
    За какой-то ун моменто, как сказал бы Фарада!"
    Ворон каркнул: "Никогда!"
    "Вот теперь, - сказал я, - птица, понимаешь, чем гордится
    Наша жирная столица обезжиренной Руси?
    Почему у нас внезапно стало так тепло и затхло,
    Почему о нас назавтра не расскажет Би-Би-Си?
    Верь: за наш утихший ропот, за ползучий полушепот
    И за весь российский опыт вертикали и оси
    Штаты, Чайна и Европа скоро скажут нам мерси!"
    Ворон каркнул: "Отсоси".

    Свернуть текст
    — 17.10.2011 —

    Хiй ( Н. Гоголь )

    Об Украине и происходящем сейчас в ней

    Аудиоверсия | Текстовая версия | К оглавлению


    Чуден Днепр при тихой погоде! Не хватит слов ни в каком языке! Но что это летит на ночном небосводе? То ведьма с косою верхом на козаке! Дерет его уздечкой, страшит его кутузкой, шпорит ногой и подгоняет рукой: ты, мол, донецкий, ты, мол, прорусский, ты несимпатичный, такой-сякой! Так она и скачет на нем невозбранно, – подсвистывают ляхи, ликует жид! "Да ведь она ведьма, хотя и панна!" – думает несчастный, а сам бежит.
    Дымятся рассветы, колышутся закаты, потупились воры, смущаются зэка, а всякая нечисть – Евросоюз и Штаты – дивится, как ведьма гоняет козака. "Гони! – кричат ей. – Наддай хорошенько! Не зря ж ты, пани, стоишь во главе!" Черт тебя выдумал, пани Тимошенко, а черта выдумал Гоголь Н.В.
    Но движется эпоха, меняются числа, прежнего веселья не видно ни в ком, – козак притомился, как-то изловчился и сам же на ведьму вскочил верхом! "Ах ты басурманка, ах ты зараза! Пока ты тут хозяйкой гуляла в дому, натратила червонцев, напокупала газа, да я тебя поленом, да я тебя в тюрьму!" Она под ним стонет, почти бездыханна, он на ней красуется, как на коне. "Нет, он не посмеет", – думает панна, но чует при этом, что посмеет вполне. А он ее хлещет, никак не успокоится, поленом лупит, кнутом сечет... Черт его выдумал, того Януковича, а черта – Гоголь, а Гоголя – черт.
    Вот так над Украйною они летят пулею, она задыхается, а он все про газ, и он до того уже замолотил Юлию, что стала красавица – не отвести глаз! Предстала умученной, трагически бледною, – козак же стал боровом, вся рожа в шерсти. Давно ли Украйна звала ее ведьмою – теперь же сочувствует и молит: "Пусти!". Как много защитников у ней к октябрю-то! Теперь она нравится каждому хлыщу! Стоит Янукович брутальнее Брута – "Не отпущу", – говорит, – "не отпущу!".
    Нацелила нечисть глаза неживые, вылетела вся, сколько есть на земли, – "Пошлите за Вием! Приведите Вия!" – послышалось всюду, и Вия привели.
    Едва он явился – забегали, замекали, завыли вурдалаки, послышался гром. Вошел такой скромный, с опущенными веками - ничего личного, чисто "Газпром". Вгляделся в окрестную зловонную жижу, заставил Януковича мелко дрожать... Чуть веко приподнял – "Нет, – говорит, – не вижу. Не вижу оснований ее сажать. Взглянув на это все незамыленным глазом, не вижу перемены в соседней стране. А если вас волнует ситуация с газом, то вы его получите по той же цене".
    Потом он удалился, скромен, но грозен, и эхо повторило его слова. И ахнул Янукович, и грянулся оземь, а Юля оказалась во всем права. "Да это я в шутку! Да это я для виду, мол", – шептал он, посрамленный, не чувствуя ног.
    Эх, Путин, Путин! Кто тебя выдумал?
    Точно не Гоголь. Гоголь бы не мог.

    Свернуть текст
    — 10.10.2011 —

    Айпадло ( Н. Некрасов )

    О смерти основателя Apple Стива Джобса

    Аудиоверсия | Текстовая версия | К оглавлению


    Что вы жадно глядите на Джобса,
    Повторяя несчастному вслед,
    Что Господь на России обжегся
    И в Отечестве гениев нет?
    И в России случаются жизни-с,
    Что на досках почета висят.
    Ты успешно построил бы бизнес,
    Замочив человек пятьдесят.
    А айподы твои и айфоны
    Не родились бы вовсе на свет:
    Где лежат под ногой миллионы –
    Там нужды в технологиях нет.
    В назиданье Америке жалкой,
    Ты бы имидж менял на глазах:
    Бизнесмен с комсомольской закалкой -
    Автомат - "АвтоВАЗ" - автозак...
    Но не все же погрязло в прохвостах!
    Допускаю, что полуживым
    Ты бы мог уцелеть в девяностых
    И с баблом подошел к нулевым.
    И тогда, не особо речисты,
    Чтоб иллюзий никто не питал,
    Петербургские новочекисты
    Распилили бы твой капитал.
    За айподы твои и айфоны
    Наскребли б на тебя матерьял,
    Ты топтал бы российские зоны,
    Шил перчатки и тапки терял.
    И коллеги бы тоже сидели,
    Если б нравом ты был гонорист,
    Как умерший на той же неделе
    Изувеченный в тюрьмах юрист.
    Но допустим, что участь юриста
    Миновала судьбу твою, Джобс,
    Потому что ты смог сговориться
    С большей частью начальственных жоп-с.
    И тогда свой насыщенный век ты
    Проводил бы в полезных делах:
    Олимпийские строил объекты
    И Чечне помогал, как Аллах.
    А айподы твои и айфоны
    Внешним видом пугали врага:
    Каждый весил бы около тонны
    И солярки бы жрал до фига.
    Просиял бы на каждом билборде
    Белозубый и смуглый овал.
    Тебя Лебедев бил бы по морде,
    А Полонский бы в суд подавал.
    Но потом бы властям надоело
    Наблюдать твой стремительный рост:
    Ты возглавил бы "Правое дело",
    И тебе прищемили бы хвост.
    А айподы твои и айфоны
    От дельца, разоренного в дым,
    Селигерские пропагандоны
    Раздавали б козлам молодым.

    Свернуть текст
    — 03.10.2011 —

    Спектакль года ( В. Шекспир )

    О «рокировке» президента и премьера

    Аудиоверсия | Текстовая версия | К оглавлению


    ГАМЛЕТ (один, держит череп)
    Распалась связь времен! Порвалась нить!
    Того гляди погрязнем в новых бурях.
    Быть может, ты мне скажешь, бедный Рюрик,
    Мне быть или не быть?
    ТЕНЬ ОТЦА ГАМЛЕТА (появляется)
    Тебе не быть.
    ГАМЛЕТ
    Кто здесь? Отец?! Родное существо!
    Откуда ты? Ужель тебя достали?!
    Ведь ты четыре года был… того.
    ТЕНЬ
    Теперь мы поменяемся местами.
    ГАМЛЕТ
    Но ты ушел туда, за Ахеронт!
    Что ищешь ты в предвыборных-то войнах?
    ТЕНЬ
    Да там у нас такой народный фронт!
    Нас больше, чем живых!
    ГАМЛЕТ
    Кого?!
    ТЕНЬ
    Покойных.
    ГАМЛЕТ
    Откуда ты о положенье дел
    Успел вот так узнать со всех сторон-то?
    ТЕНЬ
    Да я уж тут давно ходил-глядел,
    Ведь я боец невидимого фронта.
    Хожу вокруг тебя который день.
    Все видели, и все меня хотели.
    ГАМЛЕТ
    Подумай, папа. Ты же только тень…
    ТЕНЬ (грустно)
    Согласен, сына. Но не тень же тени!
    Народ у нас послушен, небогат
    И низведен на уровень колоний.
    ГАМЛЕТ (бросаясь со шпагой на занавеску)
    Там кто-то есть! Подслушивает, гад!
    ТЕНЬ
    Что ты орешь?
    ГАМЛЕТ (виновато)
    Я думал, там Полоний...
    ТЕНЬ (недовольно)
    Когда не надо, ты ужасно быстр.
    Полоний у британцев. Это Кудрин.
    Он был и бережлив, и целомудрен,
    И вообще хороший был министр.
    ГАМЛЕТ
    Где он теперь?
    ТЕНЬ
    Небось у нас, в аду.
    Возьму его, когда оттуда выйду,
    В свою команду.
    ГАМЛЕТ (быстро)
    Я туда войду?
    ТЕНЬ
    Ну, может, ненадолго и для виду.
    Не отдавать же Данию на слом
    Из-за каких-то родичей капризных!
    Глянь на себя: какой ты, к черту, призрак?
    Отправишься куда-нибудь послом.
    Тебе же лучше: Дания – тюрьма.
    Несчастный клок земли, а сколько злобы!
    ГАМЛЕТ (подозрительно):
    Ты думаешь, что я сошел с ума?
    ТЕНЬ
    Конечно нет, сынок! Да и с чего бы?
    ГАМЛЕТ
    Но я вернусь когда-то или нет?
    Чего мне ждать, корону отдавая?
    ТЕНЬ
    Боюсь, сынок, через двенадцать лет
    Страна тут будет чисто теневая.
    Она и так почти уже в тени.
    Ступай же в монастырь и не тяни.
    ГАМЛЕТ
    Похоже, наша участь решена.
    Да здравствует стабильность в Эльсиноре.
    Пока, датчане. Дальше - тишина.
    ТЕНЬ
    Матросская, как говорят на море.

    Свернуть текст
    — 26.09.2011 —

    Великий стих о великом кине ( С. Есенин )

    О выборе фильма «Цитадель» на «Оскар» от России

    Аудиоверсия | Текстовая версия | К оглавлению


    "Цитадель" ты моя, "Цитадель"!
    Потому что мы с севера, что ли,
    От твоей настигающей роли
    Ни один не спасался досель.
    Видно, плотно мы сели на мель,
    И судьбу не сломать об колено.
    Есть и "Фауст" у нас, и "Елена",
    Но главнее всего "Цитадель".
    Наши бренды – шинель и метель,
    Карусель вместо ровной дороги
    И кисель вместо мыслей о Боге.
    Это то, из чего цитадель.
    Не уйти от тебя, "Цитадель",
    Чемпионка проката московского,
    Ты мечтаешь еще и на "Оскара"
    Понавесить свою вермишель.
    Народись у нас тут Бунюэль,
    Фернандель, Пазолини, Феллини
    И сними они все по картине—
    Мы б послали туда "Цитадель".
    Эта русская участь легка ль?
    Ускользнув из кремлевского зала,
    Ты собой уже все пронизала,
    Вертикаль ты моя, вертикаль.
    Нам до выборов десять недель
    И до будущих вроде полгода,
    Но опять ты маячишь у входа,
    Цитадель ты моя, цитадель.
    Народись у нас даже Лассаль,
    Саркози, Камерон и Обама,
    Тут сперва получилась бы драма,
    А потом бы опять вертикаль.
    Подождите, настанет апрель,
    Выбор ясен, рискнуть уже нечем, -
    Мы победу тебе обеспечим,
    "Цитадель" ты моя, "Цитадель"!
    Обозначим конкретную цель,
    Академикам сунем откаты –
    И вручат тебе "Оскара" Штаты,
    "Цитадель" ты моя, "Цитадель"!
    Ведь вдыхают они твою вонь
    И считают ее ароматом,
    Потому что ты нравишься Штатам,
    Пошехонь ты моя, Пошехонь!
    Никуда нам не деться отсель
    И не выбрать другие оковы –
    Михалковы, парткомы, Сурковы,
    Колыбель, похабель, "Цитадель".

    Свернуть текст
    — 19.09.2011 —

    Правое дельце ( И. Бродский )

    Об уходе Михаила Прохорова из партии «Правое дело»

    Аудиоверсия | Текстовая версия | К оглавлению


    Скоро выборы, и волны с перехлестом.
    В "Правом деле" это тоже понимают.
    Сверху дунули - и ты уже не босс там:
    На коне теперь Дунаев и Минаев.
    "Дело" тешит до известного предела -
    Остуди его дыханием морозным.
    Сколь же радостнее Прохоров вне "Дела"!
    И особенно приятно, если Ройзман.
     
    Чтобы выжечь получившееся справа -
    А не то еще на выборах прокатит, -
    Все извилины напряг верховный Слава:
    Там немного, но на Прохорова хватит.
    Ты деньгами выделяешься и ростом,
    Ты считаешься крутым и интересным,
    Но когда ему потребуется, Постум, -
    Ты поступишься и временем, и местом.
     
    Неужели это не было противно?
    Что за бонус посулил тебе Волошин?
    Отношенья кукловода с Буратино
    Никогда не завершаются хорошим.
    Мы воистину несчастней Украины,
    Да и минской диктатуры обреченной.
    Мы, оглядываясь, видим лишь руины
    Демократии и Аллы Пугачевой.
     
    Вот Богданов: гладко выбрит, мелко завит
    И действительно вписался в новый климат.
    Что там Путин, говоришь ты? Чем он занят?
    Он не занят, но тебя уже не примет.
    Поезжай на пресловутом ё-мобиле
    В дом гетер на горном склоне в Куршевеле,
    Дашь им цену, за которую любили,
    Чтоб теперь за те же деньги пожалели.
     
    Получается парламент офигенный,
    Чье-то судно, но без ветра и без понта.
    На рассохшейся скамейке - Гриша с Геной,
    Шваль щебечет в темной изгороди "Фронта".
    Зажурчала тухловатая водица,
    Повсеместно торжествует пафос скотский...
    Если выпало в империи родиться,
    Лучше жить в другой империи. Как Бродский.

    Свернуть текст
    — 12.09.2011 —

    Отче ваш ( Д. Хармс )

    О решении Охлобыстина выдвинуть свою кандидатуру на выборах президента

    Аудиоверсия | Текстовая версия | К оглавлению


    Иван Охлобыстин, известный как Быков,
    Взорвал заявленьем застой новостной:
    Он хочет при хоре восторженных криков
    Пойти в президенты ближайшей весной.
     
    Потом он признался задорным фальцетом,
    Что скоро концертом порадует свет,
    Что всех удивит философским концептом,
    А править намерен четырнадцать лет.
     
    На выборы те же, чтоб власть не ослабла,
    С ним Путин пошел, перепрыгнув закон,–
    Сказал же Медведев гостям Ярославля,
    Что правит не он и что будет не он.
     
    А Чаплин, начальник церковных сношений,
    Заметил, что следует думать попу
    О том бы, как сделать себя совершенней,
    А вовсе не том, как возглавить толпу.
     
    Вот так, тормоша социальные сети,
    Попал Охлобыстин в герои молвы.
    Теперь объясните, пожалуйста, дети,
    Как эту историю поняли вы?
     
    - Иван Охлобыстин пошел в президенты.
    С ним Путин пошел, перепрыгнув закон.
    Но Чаплин сказал ему: "Рясу надень ты",
    И стало понятно, что будет не он.
     
    - Иван в президенты собрался, забредив,
    И Путина думал подвинуть плечом,
    Но Чаплин ответил, что будет Медведев,
    А Быков по ходу вообще ни при чем.
     
    - Иван Охлобыстин дошел до распада,
    Придумал концепт и отнес в интернет,
    Но Чапман сказала, что лучше не надо,
    И Путину дали четырнадцать лет.
     
    - Медведев и Путин слились в непечатном,
    Ефремов и Быков ушли на покой,
    Их место заполнили Чаплин и Чапман…
    А что Охлобыстин? А кто он такой?
     
    Вы все, как всегда, перепутали, дети,
    Но наши поправки уже не спасут:
    Ведь как ни тасуйте реалии эти,
    Везде получается полный абсурд.
     
    И все, как у Хармса, звучит отчего-то –
    Другой перспективы не видно в упор:
    Сперва они все провалились в болото,
    А после откуда-то взялся топор.

    Свернуть текст
    — 05.09.2011 —

    Калина жёлтая ( С. Есенин )

    О загадочном исчезновении асфальта с трассы Чита-Хабаровск

    Аудиоверсия | Текстовая версия | К оглавлению


    Год назад он выехал в дорогу
    По восточной дальней стороне
    И в Читу поехал понемногу
    В новомодной желтой "Калине".
    А теперь узнал, читая блоги,
    Новости, похожие на сон:
    Что асфальта нет на той дороге.
    То есть он куда-то унесен.
    Если б вождь в Хабаровске остался -
    Ненадолго, хоть на пару лет, -
    Может, и не тронули б асфальта.
    А теперь — привет ему, привет!
    Он взорвался: "Я же лично видел!
    Не могли ж устроить мне фальстарт?
    Не такой уж горький я нацлидер,
    Чтобы спутать почву и асфальт!"
    Может быть, окрестные проныры,
    Осознав везение свое,
    Разнесли его на сувениры
    Или продают как мумие?
    То ли "Наших" рать, назло Обаме,
    Предвкушая бонус за труды,
    Стерла там покрытие губами,
    Лобызая милые следы?
    Может, вправду — зубы-то не скаль-то, -
    Наш спаситель свитою храним,
    И ввиду отсутствия асфальта
    Все покрытье возят вслед за ним?
    Отчая страна, тая тревогу,
    Не крута уже и не горда.
    Он в Иркутск — туда везут дорогу,
    В Петербург — асфальт везут туда.
    Прежде хоть и были мы убоги
    И ходили чуть не голышом -
    Дураки и дальние дороги
    Были здесь в количестве большом.
    Но теперь Россия словно тает
    Растеряв прославленную стать:
    И асфальта больше не хватает,
    И кретинов новых не достать.
    Впрочем, может быть, не в этом дело.
    Объясненье может раздражать,
    Но боюсь — асфальту надоело
    Без конца под Путиным лежать.
    И одежда съедет, и посуда -
    Всем постыло в гибнущем дому.
    Только те не тронутся отсюда,
    Кто не нужен больше никому.
    Коль прийти к подобному итогу
    Не желаешь ты родной стране -
    Никогда не езди по дорогам
    В новомодной желтой "Калине".

    Свернуть текст
    — 29.08.2011 —

    Интернационал ( Р. Гамзатов )

    Об очередном обострении в России националистических настроений

    Аудиоверсия | Текстовая версия | К оглавлению


    Мне кажется порою, что джигиты,
    Кутящие в московских кабаках,
    Пускай они круты и знамениты,
    Обязаны держать себя в руках.
    Не надо там орать, как на вокзале,
    И требовать ответа за базар,
    А если им игрушку показали –
    Не убивать того, кто показал.
    Не видеть оскорбленья в каждом жесте,
    Который сделал встреченный юнец,
    Понятья горской чести, кровной мести
    Не насаждать в России, наконец.
    Не лить публично слезы крокодильи,
    Что с ними нреоправданно жестки.
    Не утверждать, что если вас убили,
    То с вами поступили по-мужски.
    Не омрачать махаловками тризны,
    Не оскорблять лежащего в гробу –
    И не считать борьбой за честь Отчизны
    Кулачную спортивную борьбу.
    Мне кажется порою, что фанаты,
    Хотя они спортивны и дружны,
    Должны себя вести не как солдаты,
    И понтоваться тоже не должны.
    Не следует покрикивать знакомо
    На тему понаехавших сюда,
    Не следует устраивать погрома
    И наседать на здание суда.
    Поклавши на милицию с прибором,
    Вершить варфоломеевскую ночь
    И это все увязывать с футболом,
    Отчизной, справедливостью и проч.
    Мне кажется порою, что расплата
    Однажды обязательно придет
    К растящим что джигита, что фаната,
    Чтоб натравить однажды на народ.
    Боюсь, когда их карты будут биты
    И замаячат следствие и суд,
    Их не спасут ручные их джигиты,
    Да и фанаты, в общем, не спасут.

    Свернуть текст
    — 22.08.2011 —

    Двадцать лет - ни хрена нет ( В. Маяковский )

    О двадцатилетней годовщине распада СССР

    Аудиоверсия | Текстовая версия | К оглавлению


    На землю капли падали.
    Сквозь дождь белел с трудом,
    Щетинясь баррикадами,
    Московский белый дом.
    Сейчас, конечно, совестно,
    Но двадцать лет назад
    Мы думали, что вскорости
    Здесь будет город-сад.
    Мы думали тогда ведь,
    Наивные шуты,
    Что если нас не давят,
    То мы уже круты,
    Нам выдана свобода,
    Совок не воскресят –
    Через четыре года
    Здесь будет город-сад.
    Потом не стало бабок,
    Порядок обветшал,
    Страна упала на бок
    И треснула по швам,
    Затлела по окраинам
    И двинулась на слом
    Отравленным, ославленным,
    Оплавленным куском.
    Но мы – не та порода,
    Чтоб нас пугал распад.
    Через четыре года
    Здесь будет город-сад!
    Потом герои запили,
    Простились со стыдом,
    Потом разбили залпами
    Тот самый Белый дом,
    По дури ли, по злобе ли
    Взъярились дети гор -
    Мы стольких там угробили,
    Что страшно до сих пор.
    Но тучи в час восхода
    Плотней всего висят.
    Через четыре года
    Здесь будет город-сад!
    Потом у олигархии
    Случился передел,
    Ведущие загавкали,
    Борис недоглядел.
    Смотрители клоповника
    Отправили в полет
    Тихоню-подполковника
    Из питерских болот,
    И вот толпа народа
    Лобзает новый зад:
    Через четыре года
    Здесь будет город-сад!
    Фронтов незримых воин,
    Наряженный в царя!
    Я многое усвоил
    Тебе благодаря.
    Я вызубрил, как надо,
    Без ложного стыда:
    Ни города, ни сада
    Не будет никогда.
    Мечтать тяжеловато
    О веке золотом.
    И сад тут был когда-то,
    И город был потом.
    Пришла иная мода,
    Прогнозы тут просты:
    Через четыре года
    Здесь будешь только ты.
    Прощайте, баррикады,
    Прощай, железный хлам.
    Мы были дураками,
    Когда стояли там.
    Пора признать спокойненько,
    Оставив торжество,
    Что кроме подполковника,
    Не будет ничего.
    Он с прыткостью любовника
    Проник во все умы.
    Гляжу на подполковника –
    И вижу: это мы.
    Осталось пить без просыпа,
    До белых поросят.
    Здесь нет другого способа
    Устроить город-сад.

    Свернуть текст
    — 15.08.2011 —

    Гомерическое ( О. Мандельштам )

    О триумфальном погружении Путина на дно Таманского залива

    Аудиоверсия | Текстовая версия | К оглавлению


    Бессонница. Премьер. Тугие телеса.
    Он в море погрузил себя до середины
    И, вдохновляемый "Россиею Единой",
    С отчищенным горшком оттуда поднялся.
    Проблема выбора решительно снята,
    Сдала позиции компания медвежья.
    Покуда наш Ахилл плывет вдоль побережья,
    Оставленной страной рулит его пята.
    Когда-то древний грек, кляня свою судьбу,
    Оставил амфору на этом диком бреге.
    Должно быть, там письмо российскому коллеге –
    Такому же, как он, галерному рабу.
    Четыре слова там: "Братан, беги с галер!" –
    Но древней мудрости не внял российский лидер.
    Когда бы хоть на миг Гомер его увидел –
    Вторично бы ослеп восторженный Гомер.
    Что к этой амфоре, Отечество, скажи,
    Ты так цепляешься, почти до глаз горящих?
    Подумать, амфора! Когда бы не ныряльщик –
    Что Фанагорья вам, российские мужи!
    Но если он достал горшок с морского дна,
    Он нам достанет нефть, и мундиаль, и саммит,
    А за двенадцать лет он всех нас так достанет,
    Что Фанагория укроет нас одна.
    Торжественно воздев таинственный сосуд,
    Он лезет из воды – ходячий гимн здоровью,–
    И члены партии, витийствуя, сосут
    И с громким чавканьем нисходят к поголовью.

    Свернуть текст
    — 08.08.2011 —

    Романс полиционера ( Е. Баратынский )

    О желании Нургалиева узнать, что слушают и смотрят граждане

    Аудиоверсия | Текстовая версия | К оглавлению


    Не искушай себя без нужды.
    Не слушай рок, забудь брейк-данс.
    Взамен российские спецслужбы
    Рекомендуют нам романс.
    Пекин, Париж, Тбилиси, Киев –
    Такого не было нигде.
    Так может только Нургалиев –
    Глава родного МВД.
    Допустим, некто взял привычку
    Вскрывать замки – но между тем
    Он с плачем выбросит отмычку
    При первых тактах "Хризантем".
    Иной беспримесный охальник
    Или законченный дебил
    Из жертвы вытащит паяльник,
    Коль та споет "Я вас любил".
    Любой насильник бабу бросит
    Одну на смятой простыне,
    Услышав, как приемник просит
    "Не пой, красавица, при мне".
    Я верю, даже педофилы,
    Что расплодились не шутя,
    Внезапно станут очень милы,
    Услышав "Спи, усни, дитя!"
    И вор без долгих конферансов
    Почует покаянья жар,
    Услышав пение финансов:
    Романсы – их любимый жанр.
    Не искушай себя без нужды,
    Главой задумчиво тряся –
    Мол, Нургалиев, почему ж ты
    Культурой плотно занялся?
    На свете нет таких идиллий.
    Повсюду форменный содом.
    Там Тимошенко посадили,
    А тут Мубарак под судом;
    На всех торгах – паденье курсов,
    Стенает Сирия-изгой...
    И лишь у нас проблема вкусов
    Опять важней любой другой.
    Страна, где может о романсе
    Вещать верховный полицай, –
    Она, конечно, как бы в трансе,
    Но ты ее не порицай.
    У нас такие расстоянья,
    Что правом нас не удержать.
    Тут два дежурных состоянья:
    Романсы петь – иль всех сажать.
    С повадкой гордого джедая
    Он мог бы гнобить отчий край,
    Дела всечасно возбуждая...
    Не возбуждай! Не возбуждай!
    Пока верховные альянсы
    Гребут последнее бабло –
    Ей-Богу, лучше петь романсы
    О том, что раньше все было.

    Свернуть текст
    — 01.08.2011 —

    Баллада об удодах ( А. Вертинский )

    Об отказе Платону Лебедеву в условно-досрочном освобождении

    Аудиоверсия | Текстовая версия | К оглавлению


    У меня потерялась одежда –
    Унесли среди белого дня.
    Вместе с ней потерялась надежда,
    Что на волю отпустят меня.
    Нас судили когда-то за бабки,
    Что сравнимы с бюджетом страны,
    А теперь меня судят за тапки
    И пропавшие с ними штаны.
    Репутация очень плохая,
    Обвиненье – хоть в карцер пихай:
    Я не так полюбил вертухая,
    Как меня полюбил вертухай.
    Тапочки, тапочки,
    Тапочки мои!
    Жить семье без папочки,
    Папе – без семьи!
    Да вдобавок безвестный источник
    Неуверенно слил наконец,
    Что опять полномочий бессрочных
    Домогается альфа-самец.
    Это значит, с грядущего года
    Наша Русь – полноправный изгой:
    Нанодимина наносвобода
    Накрывается нанозвездой.
    Он держался в законных пределах,
    Но теперь назревает скандал,
    Потому что он в тапочках белых
    Инновации ваши видал!
    Тапочки, тапочки!
    Как Наполеон,
    Всех в одной охапочке
    В тапках видел он!
    Вот и вся твоя оттепель, отрок,
    Либеральных реформ господин.
    Все дела твоих пальчиков мокрых
    Умещаются в тапок один.
    Ты лукаво признался во вторник,
    Приподнявши губы уголок, –
    Что карьеру ты начал как дворник,
    И боюсь, это твой потолок.
    Все иллюзии наши обрушить –
    Невеликий, как видите, труд.
    Будем прежние "Валенки" слушать –
    Если только и их не сопрут!
    Валенки, валенки,
    Валенки мои –
    Неподшиты, стареньки,
    Но зато свои!

    Свернуть текст
    — 25.07.2011 —

    Шизорванка ( А. Блок )

    О том, что сейчас все готовы «порвать за Путина»

    Аудиоверсия | Текстовая версия | К оглавлению


    В сети полно видеороликов –
    От них тинейджеры торчат:
    Там девушки с глазами кроликов
    "Порву за Путина!" кричат.
     
    И каждый вечер в час назначенный
    Под крик подвыпивших путан
    Атласный лифчик расхераченный,
    Как пара чепчиков, летал.
     
    Алло, студентка с глоткой громкою,
    Как незавиден твой удел!
    Тебя я видел Незнакомкою -
    И разорванкою узрел.
     
    Еще вчера в шелка закутана –
    Ты дерзко обнажаешь грудь.
    Чего и сделать-то за Путина,
    Как не порвать кого-нибудь?
     
    Звучит воинственная музыка,
    Сплошным "ура!" разорван рот,
    Весь двор заполнен рыком Тузика,
    Который страстно грелку рвет.
     
    Медведев с гибкостью шпицрутена,
    Пугая дойчландский народ,
    Ангелу Меркель рвет за Путина,
    А та у них "Квадригу" рвет.
     
    Поверив спущенному паттерну,
    Боясь прогневать небеса,
    Артист Машков подался в партию
    И рвет на теле волоса.
     
    Вадим Самойлов в виде пуделя
    Артема Т. порвал за двух,
    В. Соловьев орет за Путина –
    Но что он рвет, не скажешь вслух.
     
    А вон алкаш: запутан путь его.
    В наколке "Не забуду мать",
    И рвет его, но рвет за Путина –
    За что еще тут может рвать?
     
    Гляжу на сумрачного овоща,
    Окно угрюмо растворив.
    Ты право, пьяное чудовище.
    Каков герой – таков порыв.

    Свернуть текст
    — 18.07.2011 —

    Подмосковные венчура ( А. Барто )

    О расширении Москвы за пределы МКАД

    Аудиоверсия | Текстовая версия | К оглавлению


    Я желаю всем ребятам
    Лет на десять лечь в кровать,
    А проснуться бы в двадцатом:
    Раньше незачем вставать.
    Я в двадцатом утром встану –
    И увижу, чуть жива:
    По медведевскому плану
    Переехала Москва!
    Я давно уже когда-то
    Рассказала вам, ребята,
    Как в Москве с большим трудом
    Переехал целый дом.
    А теперь в порядке блица,
    В назиданье старине,
    Вся размазана столица
    По оставшейся стране.
    Вся роснефть рванула сразу
    Ближе к дырам нефтяным,
    А газпром – поближе к газу,
    В Уренгой и Когалым.
    В Магадан с тоскою слезной –
    Вся российская печать,
    ФСБ послали в Грозный,
    Чтобы опыт изучать;
    Министерство обороны,
    Несмотря на уговоры,
    Переправили в Саргу
    К вероятному врагу.
    В Питер сплавили Госдуму
    И правительство потом.
    Белый дом отдали ГУМу
    И "Ашану" - думский дом.
    МВД с прокуратурой
    Едут в Сочи на постой
    Заниматься физкультурой -
    Там каток стоит пустой.
    Путин выехал с хабаром
    В благодатный край земли –
    Во дворец под Краснодаром
    (Для того и возвели).
    Город наш потряс планету,
    Возродясь за десять лет.
    В нем чиновничества нету,
    Пробок нет,
    Мигалок нет!
    Всех сумели прочь отправить
    Вместе с бременем грешков.
    Правда, мэрию на память
    Все же выкупил Лужков.
    Стал не город, а поэма.
    И его от всех ловчил
    Дима, младший член тандема,
    В утешенье получил.
    Получил за честный труд:
    Иностранцы так и прут.
    Многим можно любоваться:
    Тыща разных инноваций,
    Много оптоволокон,
    Соблюдается закон,
    Воля лучше несвободы,
    У полиции ай-поды -
    И потешный полк его
    Под названьем Сколково.
    Наша бывшая столица
    Современна и горда.
    Все, что есть, туда стремится,
    Но не всех берут туда.
    Места нет в воротах узких,
    Не пролезет зад ничей.
    Ведь Россия - вся для русских!
    Лишь Москва – для москвичей.

    Свернуть текст
    — 11.07.2011 —

    Улётная ( М. Исаковский )

    О возросшей эмиграции россиян

    Аудиоверсия | Текстовая версия | К оглавлению


    Летят перелетные птицы,
    Летят за пределы Москвы,
    Летят, не хотят возвратиться
    Орлы, куропатки и львы.
    На вольности сладостный запах,
    Боясь, что вот-вот запретят,
    И бабы стремятся на запад,
    И бабки туда же летят.
     
    С божественной легкостью дыма
    В Брюссель, Вашингтон и Форос
    Летают Володя и Дима -
    Их там принимают всерьез.
    Забыв о папашах-мамашах,
    Летят вереницы рабов.
    Так много уехало наших,
    Что Лондон уже как Тамбов.
     
    Приметы настолько зловещи -
    Но, собственно, comme a la guerre, -
    Что ныне летают и вещи,
    Свезенные на Селигер.
    Ужасная там неполадка:
    Как девка, подол подхватив,
    У них улетела палатка
    Как символ родных перспектив.
     
    Гляди: непривычно красивы,
    Легко, не оставив следа,
    Российские все перспективы
    Снялись неизвестно куда.
    Естественно, выводы кратки
    И слишком понятен мотив:
    Ведь даже у этой палатки
    Тут нет никаких перспектив.
     
    Страна разлетается, словом,
    В порыве тоски и стыда,
    И только Немцову с Миловым
    Нельзя улетать никуда.
    К восторгу умильных нашистов
    И прочих ликующих рыл,
    Судебный недремлющий пристав
    Границу пред ними закрыл.
     
    При власти застойной и старой,
    Хоть память о ней дорога,
    Считали страшнейшею карой
    Услать за границу врага.
    А эта несчастная пара
    Страну убедила свою,
    Что нынче страшнейшая кара -
    Остаться в родимом краю.

    Свернуть текст
    — 04.07.2011 —

    Не надо грязи ( М. Лермонтов )

    О признании Путина в том, что после выборов он «пойдет умываться»

    Аудиоверсия | Текстовая версия | К оглавлению


    Ну что, немытая Россия,
    Страна рабов, страна господ!
    Тебя пытался отскрести я,
    Но кто ж такую отскребет?
    Ты мне досталась не принцессой:
    Полуразъятая страна,
    Битком набита грязной прессой
    И грязных выборов полна.
    А сколько было грязных денег,
    Гусинских, Господи прости!
    И вот я взял чекистский веник
    И принялся тебя мести.
    Для упрежденья звучно гаркнув,
    Я поднял Родину с колен.
    Я выгнал грязных олигархов
    И чистых вырастил взамен.
    Я прессу заново отстроил,
    Как тут водилось искони.
    Я бабки грязные присвоил –
    И стали чистыми они!
    И ничего же не пропало,
    И недовольства гул затих,
    И грязных выборов не стало.
    Не стало вовсе никаких.
    Но грянул кризис несуразный
    Системы штатовской жилой,
    И вновь Россия стала разной,
    И значит, грязной, Боже мой!
    На этом диком, плоском блюде –
    Как хочешь, так им и владей, -
    Внезапно проступили люди.
    Как чисто было без людей!
    И выбор к будущему лету,
    К восторгу лохов и растяп,
    Пусть не из двух – из двух-то нету, -
    Но из полутора хотя б!
    Прощай, живучая зараза.
    И я не тот, и ты не та.
    Быть может, за хребтом Кавказа
    Теперь возможна чистота?
    Там чище всяких мойдодыров
    Отмыл проблемный регион
    Мой верный ставленник Кадыров –
    Но кто там я, когда там он?
    Уйду, непонят и не признан,
    С угрюмым видом пацана.
    Прощай, немытая Отчизна,
    Неисправимая страна.

    Свернуть текст
    — 27.06.2011 —

    Селигерище ( К. Чуковский )

    О решении суда по иску Василия Якеменко к Олегу Кашину

    Аудиоверсия | Текстовая версия | К оглавлению


    Жил да был крокодил,
    Гопотой руководил,
    С активистками блудил,
    Россиянам говорил:
    – Приводите ко мне своих детушек!
    Я из них крокодильчиков сделаю!
    Им, рептилиям, везде теперь идиллия,
    В Селигере стала ферма крокодилия,
    Управляют ими правильные гномики,
    Соблазняют высшей школой экономики,
    Разрешают, как особенно доверенным,
    Подтираться исключительно Пелевиным,
    А за циника,
    Подрабинека,
    Добавляют на десерт
    По два финика,
    А тот, кто с врагом наиболее груб,
    Вождем крокодилов целуется в пуп,
    И верховный сурок –
    Самый страшный зверек –
    Их зовет уважительно нашими!
    А кто скажет чего-нибудь дерзкое
    Про камлание их селигерское –
    Тем судиться приходится с нашими,
    А в окно им кидают какашами.
    От "МК" до Андрея Васильева –
    Всем досталось говна крокодильего!
    Но тут раздался громкий свист.
    Ворвался Кашин-журналист.
    "Уйди, рептилия! Не смей
    Калечить маленьких детей!"
    Испугалась зеленая гадина,
    Как Обама при виде Бен Ладена.
    Закричало чудовище мерзкое
    На отродье свое селигерское:
    – Пусть будет этот Кашин
    Жестоко изукрашен,
    Поскольку он враг пресмыкающихся!
    И побили отважного Кашина,
    Все лицо его было расквашено,
    Даже главный сказал:
    – Это полный скандал!
    Так нельзя поступать с журналистами!
    О законе радея,
    Мы поймаем злодея,
    Отругаем его и отшлепаем.
    Закричал крокодил:
    – Я туда не ходил!
    У меня стопроцентное алиби!
    У меня документ,
    Что на этот момент
    Я жевал совершенно не Кашина!
    Подтвердите, друзья:
    Если б ел его я,
    Он уже никогда б не очухался!
    ...В здании мертвенно-розовом
    Пафосный суд проходил.
    Кашина судят с Морозовым.
    Их обвинил крокодил.
    Но сотрясся эфир,
    И напуганный мир
    Потрясен небывалой сенсацией!
    Сообщенье несут,
    Что в Хамовниках суд
    Отклоняет претензии к Кашину.
    Проиграл крокодил,
    Журналист победил,
    И судья принимает решение,
    Что зубами владеть
    Может только медведь,
    И детей соблазнять – соответственно.
    Рада, рада детвора,
    Все танцуют до утра:
    Шакалы поднимают бокалы,
    Бараны стучат в барабаны,
    Кобра хихикает добро,
    Веселый клоп поет "Гоп-стоп",
    Веселый глист танцует твист,
    Скорпионы, акулы, тарантулы
    Тоже блещут своими талантами,
    А медведь-весельчак
    Разбуянился так,
    Что "Парнас" проглотил не поморщившись.

    Свернуть текст
    — 20.06.2011 —

    Ананасы в червях ( И. Северянин )

    Об отставке губернатора Дмитрия Зеленина

    Аудиоверсия | Текстовая версия | К оглавлению


    Это было в столице, в незабвенном десятом:
    Не желая худого и душой не кривя,
    На кремлевском приеме, на тарелке с салатом,
    Губернатор Зеленин обнаружил червя.
    В окруженье элитном, в антураже пацанском –
    Слева стерлядь живая, справа Путин живой,
    Губернаторы в черном, ананасы в шампанском,
    Заливное с мигалкой – и червяк дождевой!
    Это значит, играя на общественном нерве,
    Как российские барды – на гитарной струне,
    Что в живом организме не заводятся черви,
    Губернатор Зеленин намекает стране!
    Не потерпит такого никакая свобода.
    Распрощайся с элитой, а потом и твори!
    В общем, это сравненье осмысляли полгода,
    А потом остроумца попросили с Твери.
    Встрепенулась Россия, опустевшая летом:
    От лужковского краха оклемались едва!
    Может быть, губернатор провинился не в этом?
    Может, Тверь обнищала и не любит ЕдРа?
    Что ЕдРисты тверские провалились нещадно –
    Так ЕдРа ведь не любит и его господин,
    А когда б увольняли, у кого обнищало, -
    То боюсь, что Кадыров не сменился б один.
    Губернатор бы спасся – и поднялся бы, кстати,
    Хоть и так в девяностых оторвался сполна, -
    Если б пару медведей обнаружил в салате.
    Иль в салате – медведя, а в компоте – слона.
    Он мечтал развернуться, чтобы все офигели:
    Дискотека в Рублевке, барбекю до зари,
    Ананасы в водяре, русский бум в Куршевеле,
    Бологое в нирване, модернисты в Твери!
    Но не вышло красиво. Развели по понятьям.
    Не парить брюхоногим с летуном наравне.
    Куршевель – в Куршевеле, паразиты – в салате,
    И в Твери – Шевелевы, а Зеленин – вовне.

    Свернуть текст
    — 13.06.2011 —

    Убийственная тема ( А. Твардовский )

    Об убийстве бывшего полковника Юрия Буданова

    Аудиоверсия | Текстовая версия | К оглавлению


    Он убил на Кавказе,
    Как поведали сводки,
    Обезумев от грязи,
    От кровищи и водки –
    Всяк отыщет причину
    Иль подставит свою…
    Но убил не мужчину,
    И убил не в бою.
     
    Он убит на проспекте,
    Где скамейки и зелень.
    Он назначен по смерти
    И героем, и зверем.
    Выставляют пикеты
    Там, где кровь запеклась.
    Возлагают букеты,
    На футбол торопясь.
     
    В виртуальном базаре
    Получают по харе
    Русофильские твари,
    Либеральные твари…
    В их бою непременном –
    Переменный успех
    С неизбежным рефреном:
    "Перебить бы вас всех!"
     
    Растоптав, перестроив
    И гламурно воспрянув,
    Мы не видим героев,
    Не находим титанов:
    После тщетных попыток
    Здесь ни мир, ни война –
    Лишь убитых избыток
    И убийц до хрена.
     
    Здесь лафа Центорою
    И Рублевке не худо,
    Но не место герою –
    Да и взяться откуда?
    Мы яримся порою,
    Но ни в чем не вольны –
    Не родиться герою
    Там, где нету страны.
     
    В этой воющей груде
    Все бедны и убоги.
    Все мы были бы люди,
    Дай нам почву под ноги –
    И, глядишь, в сорок пятом
    Сам Буданов вполне
    Был бы славным солдатом
    На нормальной войне.
     
    Посредине проспекта
    Сохнут красные плиты.
    Кабы ведали те, кто
    Подо Ржевом убиты
    Потерявшие имя,
    Превращенные в дым, -
    Что спасенные ими
    Позавидуют им.

    Свернуть текст
    — 06.06.2011 —

    Огурец-Убийца ( В. Маяковский )

    О запрете ввоза в Россию овощей из стран Евросоюза

    Аудиоверсия | Текстовая версия | К оглавлению


    Сегодня Родину кто хранит
    Надежней других?
    Поищем-ка.
    Боюсь, на страже ее границ
    Один остался –
    Онищенко.
    Не раз, не десять
    родной народ
    Смекалка его
    спасала
    От вин-грузин,
    от хищнейших шпрот
    И от
    майданного сала.
    Теперь он увидел,
    что где-то там,
    В надежде сюда пробиться,
    В зубах
    сжимая
    кишечный штамм,
    Ползет
    огурец-убийца.
    В ответ
    Геннадий взревел ревком,
    Повсюду
    клыки врагов ища,
    И все границы
    одним рывком
    Закрыл
    для чуждого овоща.
    Теперь
    при виде его клещей
    Мещанишка бочку катит,
    Что, мол,
    без импорта
    овощей
    У нас в России не хватит.
    Приметы паники нам странны.
    Не страшно нам
    ничего ваще!
    Не хватит? Да больше
    чем полстраны
    У нас поголовно
    овощи!
    Лежат на травке,
    стоят,
    висят,
    Шумят,
    по ТВ вещая...
    Где был когда-то
    вишневый сад –
    Теперь
    гряда овощная!
    Растут,
    развесисты и мощны.
    Бактерии им –
    помеха ли?
    Засохли злаки,
    грибы сошли,
    А фрукты давно уехали.
    А овощ всюду за десять лет
    Устроил себе
    становище.
    Надежней нету,
    мясистей нет,
    И тверже
    русского овоща.
    Его и климат не доконал.
    Навоза вокруг –
    крещендо!
    И первый канал,
    и второй канал
    Его орошают щедро.
    Раздут нитратом,
    отмыт до блеску,
    Умеет сказать красиво:
    Его пихаешь в овощерезку,
    А он говорит:
    – Спасибо!
    Ограбить,
    трахнуть,
    варить,
    солить –
    Каких хотите делов еще?
    Мы мир
    готовимся завалить
    Избытком
    русского овоща.

    Свернуть текст
    — 30.05.2011 —

    Операция ХЫ ( Ю. Никулин )

    Об ответе Медведева на вопрос: «Опасен ли выход Ходорковского?»

    Аудиоверсия | Текстовая версия | К оглавлению


    Постой, паровоз, не стучите, ребята.
    Случилось конкретное фуфло:
    Набили прессу в хату, устроилась пресс-хата –
    И тут их внезапно прорвало.
    Один журналюга, наслушавшись басен
    О смертности ихнего греха,
    Спросил президента, насколько опасен
    Откинувшийся с кичи МБХ.
    И вдруг он услышал от нашего нано,
    Заместо обычного му-му,
    Что Миша с Платоном, откинувшись с кичмана,
    Не будут опасны никому.
    - Да что ж это с нами! – сказал Миша Платону.
    - Они не уважают нас, Платон!
    Давно ли я мозги размазал по бетону
    И мазал конкурентов на батон?
    А скольких порезал, а сколько перевешал,
    Сжирая или тайно хороня!
    Иначе, конечно, "Амн и сти интернешнл"
    Не стала бы вступаться за меня.
    А нынче ликуют Муратов и Ясин,
    Свободку почуяли зк:
    Начальство сказало, что я безопасен,
    И на год скостило нам срока!
    Быть может, из Штатов пришла им открытка,
    Конкретно успевшая к суду,
    А может, забоялись, что полная отсидка
    Закончится в семнадцатом году.
    Сижу я на нарах, такой безопасный,
    И смотрит на меня верховный суд,
    И дом, от страха белый, и Кремль, от гнева красный, –
    И что со мною делать, не всосут.
    Мы выйдем на волю с тобою, товарищ,
    Покинув читинский наш острог.
    Нам больше, чем дали, уже не припаяешь,
    А питерским светит третий срок.
    А там и четвертый без всяких препятствий –
    Двенадцать накрути т им братва!
    Насколько ж он и вправду общественно опасней,
    Чем мы, отсидевшие по два!
    Не вступятся Штаты, не выручит Европа,
    Скандал не окажется раздут -
    А если им двенадцать не хватит для гоп-стопа,
    Они ему пожизненку дадут.

    Свернуть текст
    — 23.05.2011 —

    Дядя Степа - Миллиардер ( С. Михалков )

    О решении Михаила Прохорова возглавить «Правое дело»

    Аудиоверсия | Текстовая версия | К оглавлению


    Далеко, в селе Еруда,
    Весь в рутине мирных дел,
    Жил уехавший отсюда
    Дядя Степа-мильярдер.
    Эту кличку часто слыша
    От своих односельчан,
    Он хоть был по ходу Миша,
    Но на это не серчал.
     
    Дядя Степа был успешен.
    Честный труд его питал.
    Был до кризиса окэшен
    Дяди степин капитал.
    Все любили дядю Степу
    За красу его и стать,
    Целовали только в попу –
    Выше было не достать.
     
    Спорить было с ним накладно:
    Прибрала его рука
    "Полюс золото" и "Квадро",
    "Ренессанс" и РБК,
    И еще у Степы были
    "Оптоган" и ё-мобили.
    А еще, дразня бесстыжих
    И завистливых людей,
    Никогда на горных лыжах
    Он не ездил без б… б…
     
    Он гремел на всю Европу –
    Амстердам, Париж и Канн.
    Но внезапно вызвал Степу
    Самый главный великан.
    Он сказал: "Послушай, Степа!
    Воплоти мечтанья в явь!
    Предлагаю не для стеба –
    "Дело правое" возглавь.
    Без скандалов, без протеста,
    Без особенных страстей –
    И займи второе место
    После партии властей!"
     
    - Есть! – воскликнул дядя Степа,
    Не боясь великих дел,
    И поднялся из окопа,
    Где до этого сидел.
    И пошли за ним наглядно,
    Как знамена, проносясь,
    "Полюс золото" и "Квадро",
    РБК и "Ренессанс",
    Поднимая тучи пыли,
    Ё-летели ё-мобили,
    И, утратить опасаясь
    Свой законный миллион,
    Следом шел отряд красавиц –
    Весь Почетный Легион!
     
    Все без шума и без пыли
    За достойное лаве
    В эту партию вступили
    С дядей Степой во главе.
    И она легко и честно,
    Без особенных идей,
    Заняла второе место
    По количеству б… б…

    Свернуть текст
    — 16.05.2011 —

    Сводка с фронта ( К. Симонов )

    Об открытии Общероссийского народного фронта

    Аудиоверсия | Текстовая версия | К оглавлению


    - Жди меня, и я вернусь! –
    Лозунг фронтовой.
    Гражданин, мотай на ус,
    Думай головой.
    Это не пустой афронт,
    Не дешевый понт:
    Если кто-то хочет фронт –
    Он получит фронт.
     
    - Жди меня, и я вернусь
    В прежние права, -
    Уговаривает Русь
    Истинный глава.
    - Вся в мурашках, точно гусь,
    В вечном мандраже –
    Жди меня, и я вернусь.
    Собственно, уже.
     
    Пусть кадит во сто кадил
    Всяческая гнусь!
    Правда, я не уходил –
    Все равно вернусь.
    На двенадцать, на шесть лет –
    Не один ли хрен!
    Но не с фронта, как поэт:
    С фронтом, как Ле Пэн.
     
    Жди меня, и я вернусь,
    Верный твой гарант.
    Вместо памятных Марусь
    Будет Лада Грант.
    Еду мстительный, как месть,
    Грозный, как гроза:
    Я сумел ее завесть
    С пятого раза!
     
    Группа "Озеро", не трусь!
    Не бросай труда.
    Жди меня, и я вернусь –
    Деться-то куда?
    Хоть и правит наша рать
    Левою ногой,
    Но зато умеет жрать,
    Как никто другой.

    Свернуть текст
    — 09.05.2011 —

    Сами с Осамой ( В. Высоцкий )

    Об уничтожении Осамы бен Ладена

    Аудиоверсия | Текстовая версия | К оглавлению


    У Аль-Каеды крупный случился завал,
    И великий триумф – у ковбоя.
    Тот, кто спать не давал, кто все время взрывал, –
    Наконец не вернулся из боя.
     
    Он грозил невпопад, на законы поклал,
    Торговал наркотой и рабами,
    Но по совести жалко, - не знаю, как вам, -
    Что теперь он достался Обаме.
     
    И детали кровавые мир потрясут,
    И момент подозрительный, странный…
    Надо было, мне кажется, все-таки в суд –
    Хоть в Гаагский, а лучше в Басманный.
     
    - Что за пафосный бред! – вы воскликнете вслух,
    Пацифизма не вынеся на дух.
    Неужели иссякнул наш доблестный дух,
    Выражаемый только в парадах?!
     
    Неужель нашей воинской славе кранты,
    И знамена мы свесили набок,
    И удел наш – народные типа фронты
    С Надей Бабкиной, клянчащей бабок?!
     
    - Разумеется, нет! – я воскликну в ответ.
    Мы бываем жестоки в реале.
    Мы иных террористов по нескольку лет
    И по нескольку раз убивали.
     
    Но ведь можно гуманно, без яростных рож
    Одержать над Осамой победу.
    Как он был бы в спортивном костюме хорош,
    В Белый дом приезжая к обеду!
     
    Чтоб уютно дымился террора очаг,
    Прикрываясь пиаром нехитрым,
    Чтобы в гости к нему приезжала Собчак –
    Или кто там у них – Перисхилтон?
     
    Вот как надо с врагами мириться вничью.
    Вы из нас сотворили изгоя,
    Ведь у нас бы Осама отстроил Чечню,
    А у вас не вернулся из боя.

    Свернуть текст
    — 02.05.2011 —

    Не жалею, не зову, не плачу ( С. Есенин )

    О заканчивающемся президентстве Медведева

    Аудиоверсия | Текстовая версия | К оглавлению


    Не жалею, не зову, не плачу,
    Не веду войны за большинство.
    Скоро я последний год растрачу
    Царственного срока своего.
     
    Но ведь жизнь не кончится на этом!
    Думаю, немного погодя
    Можно гражданином стать. Поэтом.
    Можно – комментатором "Дождя".
     
    В Сколково рассказывать студентам –
    Хоть про независимость суда...
    Я ведь был когда-то президентом.
    Думаю, меня возьмут туда.
     
    Можно и в баталиях журнальных
    Дать поупражняться голоску б...
    Я теперь скупее стал в желаньях.
    А когда я, впрочем, был не скуп?
     
    Что я сделал, собственно, такого?
    Чем отмечен наш полураспад?
    Выпустил Бычкова? Снял Лужкова?
    Моду ввел на твиттер и айпад?
     
    Я и сам не помню, что там было –
    По большому счету все равно:
    То ли техосмотр для педофила,
    То ль кастрацию за казино...
     
    Родина не слишком замечала
    Эти фишки в собственном дому.
    Все же знали с самого начала,
    Для чего я нужен и кому.
     
    Все прошло. Куда, скажи на милость?
    Мало что осталось за душой.
    Может, мне действительно приснилось
    То, что я когда-то был большой?
     
    Нет ответа моему незнанью.
    Вот и вспоминаю, как во сне:
    Я ль скакал весенней гулкой ранью
    Или кто другой скакал на мне?

    Свернуть текст
    — 24.04.2011 —

    Без ансамбля ( Б. Окуджава )

    О скандальных церковных и светских событиях минувшей недели

    Аудиоверсия | Текстовая версия | К оглавлению


    Скандал! Скандал! Попы из города Ижевска
    Сказали пастве дорогой,
    Что сам – Кирилл! – не хочет вечного блаженства,
    А дружит с властью и деньгой.
    Забыв порядок строгий,
    Елейным голоском –
    Мол, он не думает о Боге,
    Он не заботится о Боге,
    А о грешном и мирском!
    Обжорство, мздоимство, притворство, другие стихии.
    Сливается с властью московская Патриархия,
    Мы больше не будем молиться за вас, дорогие!
     
    Скандал! Скандал! К разоблачениям печатным,
    Строга церковная среда.
    И им — в ответ – сказал церковный спикер Чаплин:
    - Вы все наврали, господа.
    Умерьте раздраженье,
    Заткните грозный глас!
    Мы запрещаем вам служенье,
    Мы запрещаем вам служенье,
    Православье не для вас!
    Из ваших протестов портрет неприглядный соткался:
    Ругать посвященных осмелилась низшая каста!
    Раскол, фанатизм, клевета, богохульство, сектантство.
     
    Скандал! Скандал! На месте благостного роста
    Бесстыдно воет ураган:
    Рошаль, Рошаль, герой прославленный "Норд-оста" -
    Минсоцразвитье обругал!
    Из них он сделал пугал,
    Играя и шаля.
    Его пора поставить в угол,
    Его пора поставить в угол
    И отшлепать Рошаля.
    Мы так научились докладам, отчетам, доносам,
    А он нас опять возвращает к свищам и поносам,
    Больницам, интернам и прочим проклятым вопросам!
     
    А вот, а вот премьер отметился в Госдуме,
    Отчетом радуя умы,
    И там, и там, в сплошном приветствующем шуме,
    Как моль в наглаженном костюме,
    Ему мешаем только мы.
    Мы все, пока живые,
    Из гущи, из толпы,
    Все наши точки болевые,
    Сынки и дочки молодые,
    И больные, и попы!
    Они уже все попилили и все порешали,
    И столько набрали лапши, чтоб делиться с ушами,
    А мы, то есть все населенье, им так помешали –
    Бюджетники, дети, старухи, солдаты, клошары,
    Крестьяне, менты, пациенты, студенты, лошары,
    Кавказцы, нацисты, манкурты, удмурты, Рошали…

    Свернуть текст
    — 17.04.2011 —

    Граждане бесы ( А. Пушкин )

    О том, что наши лидеры «не исключают», что оба могут пойти на выборы

    Аудиоверсия | Текстовая версия | К оглавлению


    Мчатся тучи, вьются тучи над равниною пустой.
    Не сказать, что стало лучше, но закончился застой.
    Президент сказал Китаю фразу, главную в году —
    Типа я не исключаю, что на выборы пойду.
    Тут премьер сверкнул очами и в ответ сказал врачам —
    Мол, и я не исключаю! Да и кто бы исключал?
    И хоть клятвой я считаю слово, данное врачу,
    Но и данное Китаю я принизить не хочу!
    Неужель решатся оба предложить себя стране,
    А не править ей до гроба, как случилось в Астане?
    Отступил от роли кто-то в нашем околоноля —
    Обнаружилось болото там, где твердая земля.
    Зыбко, вязко, мутно, стыдно и смешно по временам.
    В поле бес нас водит, видно, и кружит по сторонам.
    Мчатся бесы в путь полнощный, как бывало испокон,
    И над ними самый мощный, по прозванью Бесогон.
     
    Мчатся тучи, вьются тучи, невидимкою луна...
    Кто теперь главней и круче, непонятно ни хрена.
    Всплыли прежние соблазны, словно воля на дворе.
    Закружились бесы разны, словно листья в ноябре!
    Глеб Павловский, Стас Белковский и Чадаев-баловник
    Дружно вынули обноски прежних жреческих туник.
    Слышен визг "Единой Раши" с подвываньями юнцов,
    Мчатся "Наши", вьются "Наши", невидимкою Немцов...
    Горе, малый я не сильный! Съест упырь меня совсем!
    Что же станется с Россией, коль расколется тандем?
    Разделенье по Уралу, как мечталось на веку,
    Чтобы Запад — либералу, а Восток — силовику?
    Низвергается Миронов — первой жертвой, так сказать...
    Но важней для миллионов точно знать, кому лизать!
    С визгом яростным и воем, как в атаку казаки,
    Мы бежим к своим героям, дружно свесив языки.
     
    Страшно, страшно поневоле средь неведомых равнин.
    Ничего не видят боле ни поэт, ни гражданин.
    Этих свозят, тех разгонят — в общем, кончился уют.
    То ли Родину хоронят, то ли замуж выдают.

    Свернуть текст
    — 09.04.2011 —

    Ника-2011. Стихотворный пролог ( # )

    Выступление Михаила Ефремова на XXIV церемонии Ники

    Аудиоверсия | Текстовая версия | К оглавлению


    Ну что, коллеги, минул год.
    Мы, как жена при пьяном муже,
    все время ждем: прибьет!
    А между тем бывает хуже,
    и в целом - множество причин
    придаться радостному крику.
    Вот "Дождь" нас, скажем, замочил,
    и мы отправились на "Нику".
    И шоу, show вообщем-то go on.
    Ведь этот жанр - "смешно о грустном" -
    читаю я, писал Димон,
    в конце концов придумал Гусман.
    Тревожит, собственно, одно
    среди довольства и покоя:
    у нас не то что нет кино,
    но как бы мало, и такое,
    какое как-то стыдно награждать,
    ругать смешно, смеяться подло...
    Да и чего бы, в общем, ждать,
    когда всего осталось по два?
    Давно свалило большинство
    или работу поменяло.
    Есть два, вы знаете кого,
    а остального очень мало.
    Распад, забвение азов...
    Права Европа, нас отторгнув.
    Не видит импортных призов
    несчастный наш кинематограф.
    Мы на скамейке запасных,
    и это грустная скамейка.
    Причина есть, об этом стих:
    мы все живем внутри ремейка.
    Все киноведы морщат лбы:
    новейших тем для фильмов мало!
    Ремейк "Иронии судьбы",
    ремейк "Служебного романа"!
    Меняем золото на медь.
    Я сам ремейк – мамуль, скажи же!
    Короче, всё вокруг ремейк:
    труба пониже, дым пожиже.
    Наш модус нынешний таков -
    большой простор для балагуров:
    ремейк "Кубанских казаков",
    каким бы снял его Сокуров.
    Где некогда дымились щи -
    теперь вода с листом капусты.
    И декорации нищи,
    и диалоги безыскусны,
    и накрывается прокат,
    и всем пустые залы прочат,
    а палачи играют так,
    что жертвы им в лицо хохочут...
    Причины долго объяснять.
    Важней понять - без слез и стона:
    ремейк чего сегодня снять,
    чтоб как-то выглядеть пристойно,
    чтоб видом этого кина
    дивить окрестную планету?
    Допустим, "Клятва": ни хрена.
    Артиста нет, статистов нету,
    лишь рабство прежнее, на ять,
    но никакой Чиуарели
    не смог бы Сталина сваять
    из этой падали и прели.
    Чего б изысканней найти,
    чтоб интеллект, душа, свобода?
    Ремейк, допустим, "Девяти"
    тех дней из роммовского года -
    но где сегодня физик наш?
    Его, увы, не видно близко -
    есть только сколковский муляж,
    а программисты в Сан-Франциско.
    "Кавказской пленницы" ремейк
    снимать сегодня страшновато -
    нас превратят за это в стейк
    бойцы крутого шариата,
    поскольку там большой процент
    успешных в прошлом командиров,
    на сааховский акцент,
    боюсь, обидится Кадыров...
    В истекшем, собственно, году
    имелся ряд поползновений
    устроить к общему стыду
    ремейк "Семнадцати мгновений",
    про все шпионские дела.
    Могла бы быть икона стиля,
    чтоб Чапман Штирлицей была
    и там по Родине грустила, -
    и я бы мог, забывши стыд,
    поверить в то, что Чапман - Штирлиц,
    но что по Родине грустит...
    Пардон, ребята, вы ошиблись.
    Какой еще придумать фон
    для наших грустных опасений?
    Вот есть "Осенний марафон":
    назвать его "Смартфон весенний" -
    и выдать, сохраняя дух,
    кино про новых блудодеях:
    как муж метался между двух
    и наконец послал обеих.
    Его и я сыграть бы мог,
    но вот прокатчик смотрит хмуро.
    Здесь политический намек
    увидит новая цензура.
    Вот если б он, могуч и лих,
    закончив бой души и тела,
    женился сразу б на двоих...
    Но это будет слишком смело.
    Иные, радостно оря,
    хотят движухи и раскачки -
    ремейк, допустим, "Октября"
    или хотя бы той же "Стачки".
    Добра не ищут от добра,
    порочить классику неловко -
    но для ремейка "Октября"
    нужна огромная массовка.
    Сегодня правда такова,
    что наш народ почти бесплотен -
    массовки сыщется едва
    на Триумфальной пара сотен,
    ОМОНа больше в десять раз:
    кулак и вот такая пачка...
    А что до "Стачки", так у нас
    уже давно, по сути, стачка:
    налили воду в решето
    и носим с труженицким видом...
    Здесь не работает никто.
    Но вы не бойтесь, я не выдам.
    Здесь получился бы один -
    как мощный дуб среди поленниц -
    ремейк "Великий гражданин",
    точней, "Великий иждивенец".
    Уж коль мы ищем образцов,
    боюсь, на данной фазе цикла -
    ведь это цикл, в конце концов! -
    мы все живем в ремейке "Цирка":
    герои, душу веселя
    и честно радуясь друг другу,
    "Мы едем, едем, вуаля!" -
    поют и носятся по кругу.
    Надежды сводятся к нулю,
    арену тихо подминая...
    Но я по-прежнему люблю тебя,
    страна моя родная,
    любовью верного сынка,
    который зол и неприкаян,
    хоть ты не так уж широка,
    и он уже не как хозяин.
    Давно иссякла наша прыть.
    Чудес мы миру не покажем.
    Но в цирке тоже можно быть
    вполне достойным персонажем.
    И я б еще в виду имел -
    прошу запомнить эту фразу, -
    что после "Цирка", например,
    была "Весна". Хотя не сразу.

    Свернуть текст
    — 01.04.2011 —

    О причинах снятия шестой серии из эфира ( # )

    Интервью директора «Дождя» Н. Синдеевой

    Аудиоверсия | Текстовая версия | К оглавлению

    #

    Свернуть текст
    — 04.04.2011 —

    Тандем в России больше, чем тандем ( Е. Евтушенко )

    О разногласиях между президентом и премьером

    Аудиоверсия | Текстовая версия | К оглавлению


    Со мною вот что происходит:
    Ко мне мой старый друг не ходит,
    И даже открывает рот,
    И говорит наоборот!
    А я катал его на лыжах,
    Учил не отдавать Курил...
    Он слов тогда не то что лишних -
    Он никаких не говорил!
    Он под ногами не мешался,
    Любил смиренное житье, –
    Как тени свойственно у Шварца,
    Всегда он место знал свое.
    Я главный пост доверил тени
    В веселом нашем шапито,
    Меж нами внятных разночтений
    Не находил почти никто –
    Допустим, я, руля державой
    Небрежной левою рукой,
    Часы ношу всегда на правой,
    А он не помню на какой.
    Но, в общем, мы ходили цугом,
    Я был вполне доволен другом -
    Пока в один прекрасный день
    Он не решил, что он не тень.
    Еще зимой, не ради спору,
    Имея ЮКОС на уме,
    Я внятно высказал, что вору
    Сидеть положено в тюрьме.
    А он с хихиканьем подспудным
    Сказал, что я давлю на суд, мол,
    И зарезвились в суете
    Разнообразные не те.
    Потом с усмешкою рисковой
    Сказал я, пальцем погрозя,
    Что, мол, на Ливию Крестовый
    Поход устраивать нельзя.
    И услыхал от друга Димы:
    "Твои слова недопустимы!"
    Меня публично он уел.
    Ты что же, Дима?! Ты неправ!
    Зачем тебе со мною ссора?
    Иль ты наслушался ИНСОРа?
    Иль ты забыл, освоив власть,
    Кому на плечи руки класть?
    Ты мне невежливо ответил,
    И в общем, судя по губе,
    Ты неосознанно наметил
    Второе царствие себе!
    Иль соблазнил тебя Гонтмахер
    Своей словесною пургой?
    Тебе его послать бы в рифму,
    Но ты не Быков, ты другой.
    Тебя прельстили эти цацки,
    Тебя опутывает лесть,
    Но это так не по-пацански!
    Ты помни, Дима, кто ты есть!
    Какой резон в таких демаршах?
    Запомни, Дима, ты из младших,
    Ваш долг - доверие к отцам!
    Димон! Ты что как не пацан?!
    А дальше вот что происходит:
    Ко мне в волнении приходят
    Силовики, сырьевики
    И остальные земляки,
    Визжат Сванидзе и Альбацы,
    А я в ответ: спокойно, братцы.
    Поверить в то, что это вождь,
    Не согласится даже "Дождь".
    Кому-кому, а нам известно,
    Хоть пять корон себе надень:
    Коль наша тень меняет место,
    То мы отбрасываем тень.
    И пусть порой он смотрит злобно,
    И даже пыжится, как царь, –
    Тень ляжет так, как мне удобно,
    И мы подружимся, как встарь.

    Свернуть текст
    — 21.03.2011 —

    Тряслися грозно Пиренеи ( А. Пушкин )

    О словах Кудрина, сказавшего, что нефть подорожает до 0

    Аудиоверсия | Текстовая версия | К оглавлению


    - Тряслися грозно Пиренеи,
    Египет трясся и Тунис,
    NASDAQ дрожал еще сильнее,
    И Dow Jones катился вниз;
    Народы Ближнего Востока
    Теснят правителей жестоко,
    И разгулявшийся ислам
    Им добавляет по мослам...
    Других, конечно, раздражает
    Такая дерзость - но не нас:
    Нам это выгодно как раз,
    Поскольку нефть подорожает,
    А значит - хлеба вдоволь всем,
    И соль, и спички, и тандем.
    Тряслась поверхность океана,
    Дошло до ядерных костров -
    Не предрекал и Фукуяма
    Таких глобальных катастроф!
    На потрясенной Фукусиме
    Всемирной помощи просили,
    Не уставали клясть прогресс,
    Страшась Чернобыльской АЭС...
    Другим все это понижает
    Доход и тонус - но не нам:
    Скорби, скорби - а помни сам,
    Что снова нефть подорожает,
    А значит - будет все как есть:
    Бесчестье, лесть, и месть, и жесть.
    Полковник наш - опять мессия,
    Опять болото - наш народ,
    Опять "Единая Россия"
    Процентов двести наберет,
    Глядишь - соседи будут рады
    Спихнуть нам все Олимпиады,
    Глядишь - подтянется Кавказ,
    Почти отрезанный сейчас;
    Элита в "Бентли" разъезжает,
    Под прессом общество хрустит -
    Но нам и Запад все простит,
    Как только нефть подорожает!
    Глядишь - покуда всех трясет,
    Она подскочит до трехсот.
    Европа евро обесценит,
    Владыкой мира будет труд,
    Земная ось наклон изменит,
    Обаму переизберут,
    Один Восток война разроет,
    Другой Восток волна размоет,
    И мир, трещавший до поры,
    Провалится в тартарары -
    Уже сейчас, гляди, съезжает
    Над нами крыша набекрень -
    Но Боже правый! В Судный день
    Как сильно нефть подорожает!
    Увы, не сыщется людей,
    Чтобы воспользоваться ей.

    Свернуть текст
    — 11.03.2011 —

    Ворона и лисица ( И. Крылов )

    О скандале с благотворительным фондом «Федерация»

    Аудиоверсия | Текстовая версия | К оглавлению


    Уж сколько раз твердили нам,
    Что чувства добрые кончаются хреново!
    Вороне как-то Бог... читатель, дальше сам,
    Поскольку до лисы там все как у Крылова.
    Лиса обычная, но несколько жирней,
    И "Федерация" написано на ней.
    Плутовка, видя сыр, раскидывает сети:
    Подходит не спеша
    И говорит вороне: "Хороша!
    Ты жрешь тут сыр, а там больные дети!
    Благотворительность - что может быть святей?
    Не любишь ты больных детей?!
    Покуда ты тут ешь, я собираю средства.
    Немедля кинь мне сыр и облегчи им детство".
    Ворона же сидит недвижна и смирна,
    Сжимает в клюве сыр, не говоря ни слова:
    В публичное добро не верила она,
    А может, помнила Крылова.
    Лиса вертит хвостом: "Нас знает Петербург!
    Публичный твой отказ довольно непристоен.
    Слетай на мой концерт: там будет Микки Рурк!
    Да что там Микки Рурк - там будет Шэрон Стоун!
    Какие люди-то поехали ко мне!
    Ты их вообразить могла в своем краю хоть?
    А я тебя впущу по бросовой цене:
    Полсыра - рядом сесть и весь кусок - понюхать!
    За то, чтоб их нюхнуть хотя б из-за угла,
    Я сорок лет назад два сыра б отдала!"
    Лиса и так, и сяк - а все молчит ворона!
    Крепка была ее воронья оборона.
    "Вот сволочь! - думает лиса.-
    Я тут стараюсь полчаса!
    Ну погоди же ты! И не таких ломали.
    Я покажу тебе комедь.
    Да там передо мной сам Путин будет петь
    И песнь о Родине сыграет на рояле!
    Ведь я знакома с ним. Он лично говорил,
    Что с детства хочет спеть "I found my thrill",
    Что слезы у него текут от этой песни!
    И тазом сделает вот так, как Элвис Пресли".
    Ворона, что скрывать, была потрясена.
    "Как! Путин будет петь! - воскликнула она.-
    Как-как он там споет?" - она переспросила,
    И в тот же самый миг лишилась, дура, сыра.
    Он выпал - с ним была плутовка такова.
    Читатель! Не ведись на громкие слова.
    Коль хочешь ты помочь несчастному дитяти,
    Пойди и помоги, и лучше молча, кстати.
    А если где поет премьер всея Руси,
    Ты сыра своего туда не относи.
    А то, что он поет,- кого оно колышет?
    Все власти русские резвы не по летам:
    У нас уже бывал генсек, который пишет,-
    А сыр и ныне там!

    Свернуть текст
    — 07.03.2011 —

    Горе от ума ( А. Грибоедов )

    О письме в защиту судебной системы, которое подписали 55 знаменитостей

    Аудиоверсия | Текстовая версия | К оглавлению


    Комната Софьи. Раннее утро.
    Входит Фамусов с листком бумаги и письменными принадлежностями.
    СОФЬЯ (брезгливо):
    Чуть свет уж на ногах. Какие молодцы мы!
    Что это за письмо? Зачем карандаши?
    ФАМУСОВ:
    Открытое письмо в защиту медицины.
    Прочти и подпиши.
    Софья пробегает текст.
    СОФЬЯ:
    "Давленье через СМИ... Насилье над врачом..."
    Вы выставить меня хотите людоедшей,
    Но я-то тут при чем?
    ФАМУСОВ (ласково):
    Ты просто подпиши,
    Что Чацкий - сумасшедший.
    СОФЬЯ:
    Отец! Опомнитесь, ведь вы не из простых!
    Нельзя же действовать в таком убогом стиле!
    Вдобавок - этот слух мы с вами распустили...
    ФАМУСОВ:
    Мы распустили слух, а оказался - псих!
    Мы думали с тобой, что просто пошутили,
    А ты, выходит, мир от буйного спасла!
    Я подписей собрал уж пятьдесят четыре,
    И ты поставь свою - для звонкого числа.
    СОФЬЯ (проглядывая подписи):
    Да кто хоть подписал? Письмо уж больно грубо...
    Вы мните, публика по-прежнему слепа?
    Набрали бы людей проверенных - попа,
    Хотя бы Хлестову, хотя бы Скалозуба...
    ФАМУСОВ (невозмутимо):
    Чего ты хочешь? Не пойму.
    Проверенные к нам немного поостыли...
    Не дуйся, Софьюшка! На то и крепостные,
    Чтоб там подписывать, где стыдно самому.
    Тебя срамят, а ты не слушай -
    Они от зависти, от злобы, черт возьми,
    А ты - в одном ряду с приличными людьми:
    С кухаркой, с горничным, с буфетчиком Петрушей...
    Ведь он же, правда, псих - ведь он сказал же сам!..
    СОФЬЯ:
    Но вы же знаете, что это были враки...
    ФАМУСОВ (внушительно):
    Молчалин подписал, Данилин подписал,
    (С НАЖИМОМ.) И Тина Канделаки!
    Вот перечень какой - задорный, удалой!
    Подписывай - да с плеч долой!
    СОФЬЯ:
    Отец! Одумайтесь! Оставьте вашу прыть!
    Европа, Азия на нас посмотрят гневно.
    Что станут говорить
    Обама, Кэмерон и Марья Алексевна?
    ФАМУСОВ:
    Подумаешь - какая страсть!
    Тебе ль бояться чьей-то мести!
    Покуда нефть идет по двести,
    На Марью можно и покласть.
    СОФЬЯ (ломая руки):
    Да, против лома нет приема...
    О трудность выбора! О горе от ума!
    ФАМУСОВ (тихо):
    О чем тут говорить? Подумай ты сама -
    А ну как выйдет он на волю из дурдома?
    Ведь это полные кранты!
    На нас повесят все собаки -
    Где буду я? где будешь ты?
    Где будет Тина Канделаки?
    СОФЬЯ (с отвращением):
    Давайте карандаш!
    ФАМУСОВ (с восторгом):
    Ай дочка! ай умна! Люблю тебя такую.
    Гармония в семье - и власть защищена!
    Пойду опубликую...

    Свернуть текст
    — 25.02.2011 —

    Арабский вариант ( М. Лермонтов )

    О революциях в Северной Африке и у нас в стране

    Аудиоверсия | Текстовая версия | К оглавлению


    — Скажи-ка, Дима, ведь недаром
    Тунис, охваченный кошмаром,
    Пылает, как заря,
    А Бен-Али, подобно крысе,
    Сбежал, моля о компромиссе:
    Недаром помнят все в Тунисе
    Начало января.
    Скажи-ка, Дима, ведь недаром
    Мубарак был одним ударом
    Низвергнут и сражен?
    Уж до чего он был стабилен,
    И рейтинг был его обилен,
    А в результате как мобилен
    Вдруг оказался он!
    Скажи-ка, Дима, ведь недаром
    Так грустно вышло с Муаммаром,
    Который бедуин?
    Он разбомбил своих повстанцев,
    Не выпускает иностранцев,
    Он был успешен, даже глянцев —
    А дожил до руин!
    Скажи-ка, Дима, ведь недаром
    Вовсю повеяло пожаром
    На наши рубежи?
    Тандемам правящим и парам
    Пора заняться мемуаром.
    Скажи-ка, Дима, ведь недаром?
    Недаром же, скажи?
    — Нет, даром, — отвечает Дима.
    — Тандем стоит непобедимо,
    И я его гарант.
    Мы не в Тунисе, не в Каире,
    В России мы, как мыши в сыре,
    И нереален в русском мире
    Арабский вариант.
    Какие люди, что за племя!
    Едва их время стукнет в темя —
    И были таковы.
    Когда бы вся Россия снова
    Восстала с криками "Хреново!",
    То и тогда бы я и Вова
    Не отдали б Москвы.

    Свернуть текст
    — 15.02.2011 —

    Стих о женской доле ( Н. Некрасов )

    О скандальном интервью Натальи Васильевой

    Аудиоверсия | Текстовая версия | К оглавлению


    Русская долюшка женская, ты и теперь нелегка!
    Женщины есть, заявляю торжественно, в русских селеньях пока.
    Где тот мужчина, растерли мы в пыль его и превратили в осла.
    Русская баба Наташа Васильева нас от бесчестья спасла.
    Ты рассказала достойно и пылко нам, сильно смутив большинство,
    Как Мосгорсуд обходился с Данилкиным, как нагибали его.
    Сам-то Данилкин ни в чем не признается, знай себе пьет корвалол.
    Видится робость пожившего зайца в глазе его кровяном.
    Стыдно нам нынче - лгунам и безбожникам. Бабы - один наш оплот.
    Только некрасовским горьким трехсложником муза об этом споет.
    Все мы сегодня задавлены крабами с тяжких кремлевских галер.
    Все, что приемлемо, сделано бабами, дети - наглядный пример.
    Бабы ворочают бабками, шпалами, держат ТВ и печать,
    После с мужчинами местными вялыми спят, умудряясь кончать.
    Тем причитается, кто нарывается, мало свободных людей.
    Ясно, что нынче протест вырывается только из женских грудей.
    Вся наша жизнь пропита и прокурена, вся она россыпь грешков.
    Если б не русская баба Батурина, где бы сейчас был Лужков?
    Что ж тот Данилкин, ему фиолетово, сдал свою пресс-атташе.
    После демарша постыдного этого он не мужчина вообще.
    Нет, мужики, оправдаться не пробуйте, не напрягайте умы.
    Если в Отчизне имеются пробди - это, естественно, мы.
    В нашем мужском перепуганном лепете женственность в полной красе.
    С яйцами тут Ходорковский и Лебедев. Бабы же с яйцами все.
    Нас мужиков энтропия осилила, пропили совесть и честь.
    Русская баба Наташа Васильева все рассказала, как есть.

    Свернуть текст

    Источник: http://ongar.ru/grazhdanin-poet/



    Рекомендуем посмотреть ещё:


    Закрыть ... [X]

    Гражданин Поэт (Стихи Дмитрия Быкова читает Михаил) Спасибо за хорошие дни стих

    Гражданин поэт стих текст Оно не тонет Михаил Ефремов Гражданин Поэт Эхо
    Гражданин поэт стих текст Дмитрий Быков Михаил Ефремов / ПОЭРАЖДАНИН
    Гражданин поэт стих текст Гражданин поэт Википедия
    Гражданин поэт стих текст Гражданин поэт Lurkmore
    Гражданин поэт стих текст 12 способов снять кино. Как снять фильм самому
    Гражданин поэт стих текст 28 апреля - День работников скорой медицинской помощи - Поздравления
    Гражданин поэт стих текст Армянские поздравления с днем рождения мужчине
    Гражданин поэт стих текст Давай, дружок, поговорим. (Владимир Хуркин) / Стихи. ру
    Гражданин поэт стих текст Задать вопрос
    Книжный Червь. Творцы судьбы Музыкальная открытка отличный инструмент рекламы Вашего Официальный сайт журнала Посуда Инфо Поздравления дедушку с рождением внука смс » Красивые слова Поздравления с днем рождения бухгалтера женщину, прикольные Последний звонок. Благодарность для учителя пения, учителя Прикольные и смешные поздравления с Днем рождения